Главная опасность для нас после победы революции - расслабиться и стать слишком благодушными



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
     Аналитика
       Политические институты и политические процессы
       Проблемы выборов
       Анализ социально-экономической политики государства
       Капитализм или социализм
       Проблемы глобализации
       Национальная и международная безопасность
       Постиндустриальное общество
       История и историософия
       Культура
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




Культура


Русский вопрос: исторические качели общенационального и классового


22.05.2006
Семен Борзенко, журналист, член Санкт-Петербургского горкома КПРФ

В Коммунистической партии Российской Федерации полным ходом идет выработка новой редакции партийной Программы. Обсуждение ведется на собраниях первичек и интернет-форумах, на газетных страницах и в рамках теоретических семинаров. Текст Программы принципиально важен, он задает вектор развития партии, определяет философию ее практических действий. И уже сейчас очевидно, что абсолютного единства в среде партийных идеологов нет.

Без готовых рецептов

Это нормально, по другому и быть не может. Политические, экономические, социальные реалии современной России не имеют, думается, прецедентов в мировой истории. Корифеи марксизма, оставившие блестящий, интеллектуально безупречный анализ мироустройства начала XX века и предшествующих ему эпох, в нынешней российской ситуации не дают нам готовых решений. Можно с карандашом в руках перечитать Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, – увы, но нет рецептов! Никто из классиков марксизма-ленинизма не рассматривал и не мог рассматривать положение в стране, которая в течение многих десятилетий реализовывала грандиозный, расширивший границы возможного социалистический эксперимент (опустим здесь для краткости его характеристики, сущностные черты, вы, уважаемый читатель, можете прекрасно сформулировать их самостоятельно), а потом, словно по мановению волшебной палочки в руках злобного мага азартно ринулась в стихию дикого капиталистического рынка.
Итак, готовых рецептов нет. Есть лишь опыт сочетания революционного действия с глубоким – критичным и самокритичным - осмыслением происходящих изменений. Есть примеры беспощадного в своем интеллектуальном могуществе анализа действительности, оставленные нам Марксом, Энгельсом, Лениным. Есть. Есть, в конце концов, оставленная нам в наследство «душа марксизма» - метод диалектического материализма; диамат – мощнейшее орудие в умелых руках. Все мы, как писал средневековый философ, стоим на плечах гигантов. 



Русский вопрос – классовый и общенациональный

Одной из важнейших тем, по поводу которых ломают копья партийные теоретики, является отношение к введенному в партийный оборот видным идеологом КПРФ Юрием Беловым термину «русский вопрос». Русские составляют подавляющее большинство населения России, русские в результате крушения СССР стали одним из крупнейших в мире разделенных народов, русские – так распорядилась История - были и остаются центральной осью российского социума, притягивающей десятки и сотни народов нашей страны. Будет плохо русским – будем плохо всем. А русским в России сейчас плохо. Поэтому в самой по себе постановке русского вопроса нет ничего удивительного, нет и ничего националистического (страшное, между прочим, обвинение для любого настоящего коммуниста). Все остальное – проблема трактовки, определения содержательной части, лексического значения и… политических выводов.
Дорога, по которой шли русские, не была усыпана розами. Опасности разного свойства подстерегали их на историческом пути. Столкновение с такой опасностью раз за разом ставило на повестку дня русский общенациональный вопрос. Вопрос ставился – и он разрешался, иначе не писались бы сейчас эти строки на русском языке. Чем как не разрешением русского общенационального вопроса было отражение с оружием в руках попыток католической Европы поставить на колени перед Папой жителей средневековых Новгородской и Псковской вечевых республик, других приграничных русских территорий? Или вызревание сильного централизованного Русского государства в борьбе с Золотой Орды? Или патриотическое единение во время авантюрной наполеоновской агрессии? Что уж тут говорить про Великую Отечественную!
Все это бесспорно. Но мы, марксисты, знаем и другое – единство народа перед лицом смертельной угрозы не означало отсутствия внутри его принципиальных классовых противоречий. Они могли на время притухать, но не исчезать вовсе – даже в условиях наполеоновской оккупации крепостные на «нейтральной полосе» организовывали антифеодальные бунты, борьба с французами там зачастую сочеталась с изгнанием управляющих и даже самих помещиков.
На формационных же переломах народной судьбы эти противоречия выходили на первый план, и русский вопрос ставился в совершенно ином – а именно, социально-классовом ключе. Бурное вызревание в недрах крепостничества капиталистических отношений, усиление концентрации промышленного капитала, развитие машинного производства привели Александра II к необходимости освобождения крестьян. Либерал скажет: главный смысл этой реформы – увеличение степени свободы в обществе. И будет он, либерал, прав только отчасти: личная свобода человека – великая ценность, но вряд ли она так уж заботила самодержавную власть. Скорее монархия была вынуждена удовлетворить громко заявлявший о себе классовый интерес отечественной буржуазии, которой было нужно – и позарез! – формирование промышленного пролетариата. Не с Луны же его экспортировать? Пролетариат мог появиться только в результате ликвидации крепостного права, юридически приковывающего крестьянина к земле, ослабления традиционной сельской общины, усиления социального расслоения в деревне (капитализм неизбежно проникал и туда), переселения безземельных крестьян в города. Но русский вопрос в его классовом преломлении во второй половине XIX имел не одну, а две задачи – нужен был не только промышленный пролетариат, нужно было также снять чудовищное отчуждение крестьянина от результатов его труда, которым характеризовалось крепостничество.
Однако, справившись худо-бедно с первой задачей, самодержавие даже не попыталось решить вторую. В результате александровских реформ крестьянство было ограблено: получив волю, оно не получило землю. Монархия не смогла решить русский классовый вопрос, и это стало началом ее конца, фактически наступившего в феврале 1917 году, а юридически оформленного 1 сентября того же года, когда Россия была официально провозглашена республикой.
К этому времени, впрочем, русский классовый вопрос вновь видоизменился. Тот самый промышленный пролетариат быстро оперился. Жестокая его эксплуатация, беспросветное бытие породило новую редакцию рассматриваемого нами вопроса, в которой наряду с «Землю – крестьянам!» громко зазвучало «Фабрики – рабочим!». Буржуа и плетущиеся у них в хвосте меньшевики из различных составов Временного правительства не услышали этот грозный гул. Зато услышал гениальный тактик и стратег Ленин. Октябрь 1917 стал неотвратим.

В плену «красно-белых» иллюзий

Все, что изложено выше – это мое понимание исключительно сложного, допускающего сотни трактовок термина «русский вопрос». На истину, да и на однозначную оценку соответствия тех или иных воззрений марксистско-ленинской теории претендовать не может никто. А в данном вопросе особенно. Я с благодарностью и интересом восприму критику, тем более со стороны моих товарищей по партии. Но и за собой оставляю право критиковать то, что мне кажется неточным и даже опасным с точки зрения сохранения базовых принципов марксизма-ленинизма в идеологии КПРФ, приводящим к ошибочным выводам в сфере публичной практической политики.
Весной 2006 года ваш покорный слуга четырежды подвергся разгромной публичной критике со стороны уже упоминавшегося выше Юрия Павловича Белова. В том числе на научно-практической конференции по русскому вопросу в Москве. Цитирую по аудиозаписи.
«…Борзенко ведет сайт уже горкома партии в нашем городе и открывает форум под рубрикой: «Националисты в КПРФ: размежевание неизбежно». И вот как он это делает: «В 90-е годы в КПРФ появилась вредная иллюзия красно-белого союза». Когда это? Это что, метафорическое выражение Проханова о красном и белом коне приписывается КПРФ? Где, когда, в каком документе мы говорили о таком союзе? Утверждается, что это так. Это, кстати говоря, присуще технологии троцкизма – наглость. «В партию проникали националисты и постепенно осваивались в ней. Сейчас стало ясно, что красно-белый союз невозможен, утопичен, размежевание неизбежно» - и далее вывод: «надо пересмотреть идеологическую базу КПРФ». Скажите, пожалуйста, это что, шалости? Это оговорки? Нет. Это просто дурость? [Шум в зале]. Нет, друзья мои. Это не шалости, и не оговорки и не дурость. Это продуманная линия. Это попытка вот этот душок Льва Давыдыча Бронштейна подпустить в партию, чтобы исчез русский дух».
Давайте разбираться, что же такого написал на интернет-форуме обвиненный в троцкизме Борзенко, не вырывая отрывок фразы из контекста?
«В 90-е годы в КПРФ появилась вредная иллюзия "красно-белого союза", в партию проникали националисты и постепенно осваивались в ней. Сейчас стало окончательно ясно, что "красно-белый союз" невозможен и утопичен, что попытки разделить трудящихся России на представителей "коренных" национальностей и нацменьшинств на руку лишь буржуазии и противоречит марксистским, коммунистическим, левым идеалам. В недрах КПРФ началась борьба между интернационалистами и правыми национал-оппортунистами типа Сергея Строева (Санкт-Петербург). Размежевание неизбежно. В одной партии два этих течения сосуществовать долго не смогут».
Как видим, фраза «о необходимости пересмотра идеологической базы КПРФ» мне не принадлежит. Но не будем обращать внимания на частности, рассмотрим проблему по существу. Что и почему столь болезненно воспринял т. Белов?
«Когда это? Это что, метафорическое выражение Проханова о красном и белом коне приписывается КПРФ? Где, когда, в каком документе мы говорили о таком союзе?».
Выше вы могли ознакомиться с ПОЛНЫМ текстом моего выступления на форуме. Разве там были ссылки на документы? Нет. Речь шла не о документах партии, а о царивших в ней настроениях. И прохановская метафора прекрасно с ними гармонировала. Говоря о вредной иллюзии «красно-белого союза», которая появилась в КПРФ в 90-е годы, я имел в виду и себя.
Держу сейчас в руках книгу Юрия Белова «Не тужи, Россия». Подписано автором: «Семену Борзенко – моему молодому другу с благодарностью за доброе ко мне отношение. 12.6.97». Доброе отношение осталось, но, к сожалению, судя по приведенному отрывку из выступления Юрия Павловича, оно безответно. Эта книга, в которой собраны статьи Белова, перечитана мною несколько раз. Изучая ее тогда, в далеком теперь уже 1997-м, я соглашался практически со всем, а ныне смотрю более критично.
Настроения… Иной раз они важнее официальных партийных документов. Хлесткая, эмоциональная, удачная построенная фраза публициста влияет на партийную массу, на умы сторонников, сильнее самого правильного постановления съезда или Центрального комитета. Самый яркий здесь пример - статьи Ленина, большинство которых никогда не являлись партийными решениями, но всегда являлись авторитетнейшим руководством к действию.
Вернусь вновь к книге Ю.П. Белова. Лучшей иллюстрации к иллюзии «красно-белого союза» и выдумать нельзя.
«Идея союза всех государственно-патриотических сил – не призрак. Она объективно вызрела и отражает историческую необходимость. Разрушение государственности ударит по интересам всех – рабочих, крестьян, интеллигенции, предпринимателей. Не побоимся назвать последних российскими буржуа, имея в виду патриотически настроенных, стремящихся к извлечению максимальной прибыли для себя и для государства. Погибнет государство – погибнут все. Некому и не о чем будет спорить. В выигрыше останется лишь компрадорская буржуазия – для нее родина там, где больше капитала. В выигрыше будут и ее охранители. Союз государственно-патриотических сил – веление времени, но он не стал еще велением самих сил. Государственников из числа истинных демократов, сознающих опасность американизированного института президентской власти для еще не сформировавшегося народовластия в форме Советов. Государственников-патриотов, обращающих общественное сознание к ценностям российской духовности и не устающих пробуждать чувство национальной гордости, подавляемое идолопоклонством и попрошайничеством перед Западом. И государственников-коммунистов, не бегущих от ответственности за свое ничем не оправданное долготерпение перед партийной элитой, доведшей страну до разорения и хаоса…»{1}
Это опубликовано в январе 1992 года. А вот цитата из другой книги Ю.П. Белова – «У переправы». 2000 год.
«КПРФ не получит народного признания если не возглавит национально-освободительного движения в России. Созданный по инициативе партии союз народно-патриотических сил к тому обязывает. Он, этот союз, еще только проходит проверку временем. Чрезвычайно трудно соединить в нем национально-освободительную и социально-классовую борьбу. Иными словами, соединить интересы наемных работников и представителей национального частного предпринимательства…» {2}
Между этими текстами почти 10 лет. Лейтмотив, впрочем, остается прежним – необходима коалиция, союз красных (коммунистов) и белых (под ними можно понимать и «патриотически настроенных русских буржуа», «представителей национального частного предпринимательства» и «государственников-патриотов, обращающих общественное сознание к ценностям российской духовности», и «государственников из числа истинных демократов, сознающих опасность американизированного института президентской власти»). Необходимость такой коалиции, такого союза Юрий Павлович обосновывал страстно, как, наверное, никто другой.
Показательна и цитата из нашумевшей статьи Валентина Чикина (главного редактора «Советской России» Ю.П. Белов называет своим учителем) и Александра Проханова «Операция Крот»: «НПСР — движение, выстраданное десятилетней борьбой, преодолением исторической распри "красных" и "белых"». Там же – абсолютно справедливо – «красно-белой» называется оппозиции на баррикадах Дома Советов в 93-м.
Я не стал бы занимать внимание читателя столь обильным цитированием. Но, после выступления Ю.П. Белова приходится доказывать почти очевидное: то, что вкладываемые в термин «красно-белый союз» идейные устремления – не выдумка «троцкиста Борзенко».
Правильно ли считать такой союз иллюзией, о чем я писал в интернет-форуме? Анализ социального бытия, выдвижение рабочей гипотезы, проверка ее временем и практикой. Вот ключевая триада любого социального знания, поостренного не на абстрагирующихся от реальности фантазиях, а на научной платформе.
Что же показало время, что вытекает из практики? Недавняя история знает несколько попыток институализировать «красно-белый союз». Первая декларация о создании объединенной оппозиции была подписана еще в марте 1992 года. В ней, в частности, говорилось о недопущении конфронтации между «белыми» и «красными». Руководитель КПРФ Г.А. Зюганов в своей книге «Драма власти» пишет об участии в составлении данной декларации. {3}
Наряду с коммунистами и другими левыми декларацию подписали Российский общенародный союз, Фонд восстановления храма Христа Спасителя, Русская партия национального возрождения, «Русский национальный собор», Координационный совет Независимого гражданского движения в поддержку предпринимательства. Затем были и другие декларации, создание Фронта национального спасения. Все эти коалиционные проекты оказывались недолговечными. И причиной тому, думается, не столько амбиции лидеров, сколько отсутствие такого важного условия объединения, как наличие организационных структур и, что еще важнее, различное видение завтрашнего дня. За большинством подписантов деклараций стояла только небольшая группа сторонников, если и имеющих вес, то только в пределах Садового кольца. Нечего было объединять. Поэтому, дав совместную пресс-конференцию, лидеры расходились, чтобы заняться практическим делом – развитием собственной партии. Получилось, по гамбургскому счету, только у Геннадия Андреевича Зюганова и КПРФ. А различные варианты объединенной оппозиции начала и середины 90-х следует назвать лишь предысторией более позднего и действительно серьезного проекта, который известен нам как Народно-Патриотический Союз России.
Были ли центростремительные тенденции «красных» и «белых», «левых» и «правых» объективными? Да, были. На повестке дня вновь стоял русский вопрос как вопрос общенациональный. Существовала реальная угроза развала России как единого государства, еще не зажила рана, возникшая из-за катастрофы, что постигла могучий СССР. «Берите суверенитета столько, сколько можете взять», - предлагал Ельцин. И брали ведь… Страна трещала по швам, швы лопались, и этот процесс надо было попытаться остановить. Социально-классовая структура российского общества только формировалась, была неустойчивой, не приходилось говорить о существовании у трудящихся классового сознания, осознанного классового интереса.
Поэтому союз «красных» и «белых» в то время был иллюзорным только в том смысле, что не основывался на развитых партийно-политических системах, сначала на обоих флангах, а затем, после мощного старта КПРФ, на фланге «правом». Эта же проблема встала и перед НПСР. Не является уже секретом, что в большинстве субъектах Российской Федерации местные отделения КПРФ с трудом подбирали соучредителей для Народно-Патриотического союза. Ими становились зачастую или небольшие региональные структуры или околопартийные объединения, возглавляемые коммунистами. Большинство организаций, составлявших НПСР на федеральном уровне, в регионах авторитета не имели. Правых традиционалистов, каких-нибудь «российских общенародных союзов» или «русских партий национального возрождения» в НПСР, впрочем, практически и не числилось. За «белый фланг» в нем отвечали куда более прагматичные и деловые люди – Г.Н. Семигин и возглавляемая им команда политически озабоченных бизнесменов. Позиционировали они себя в точности как предсказывалось в давней книге Ю.П. Белова – «патриотически настроенные российские буржуа, стремящиеся к извлечению максимальной прибыли для себя и для государства». В КПРФ партийное большинство, которому долго объясняли необходимость единства государственно-патриотических сил, Семигина и семигинцев поначалу приняло доброжелательно. «В 1999 году Семигин, заявив о себе как о «представителе национального капитала», предложил свои услуги руководству КПРФ. Услуги были приняты», - пишет Ю.П. Белов в статье «Размежевание неизбежно», опубликованной в «Советской России». {4}
Но очень скоро стало ясно, что семигинцы – из тех гостей, что воруют у хозяев столовые приборы. Ими была предпринята попытка перехвата управленческих рычагов в самой КПРФ. А идеологические документы НПСР становились все более и более далекими от позиций Компартии, что неоднократно отмечал тот же Юрий Павлович и был, безусловно, прав.
«Концепция Исполкома (читайте — Семигина) насквозь соглашательская: в ней участие в выборах не есть средство и форма политической, социально-классовой борьбы, а есть средство и форма соперничества с правящим режимом в его же, режима, модернизации: в ней много блефового экономизма и прямых заимствований из программ западноевропейской социал-демократии. Об этом я писал в статье «Грозящая опасность» («Советская Россия», июль 2002 г.) и повторяться не буду… Чего только мы не найдем в программных заявлениях Семигина и Глазьева! Есть в них и устрашающее предупреждение олигархам — не согласитесь на налог на сверхприбыль для оплачивания природной ренты, плохо будет (при этом о национализации олигархической собственности ни слова). Семигин грозится вернуть в федеральную и муниципальную собственность все, что приватизировано не по закону, — а судьи кто? Есть в них, заявлениях, и гневные обличения в отношении социально-экономической политики правительства (но ни слова о противоречии между Трудом и Капиталом)», - жестко пишет Белов все в той же статье «Размежевание неизбежно».
Вновь соглашаясь с Юрием Павловичем, невольно задаешься вопросом – а могло ли быть по иному? И приходишь к неутешительному выводу – нет, не могло. Неужели кто-то поверит что «российские буржуа», имея в виду даже «патриотически настроенных, стремящихся к извлечению максимальной прибыли для себя и для государства», вступая в союз с коммунистами, воспримут политическую борьбу с режимом как социально-классовую? Будут что-либо заявлять о противоречии между Трудом и Капиталом, да еще выступая на стороне первого?
Да нет же, их интерес в другом – как раз в модернизации, экономизме и сомнительном социальном партнерстве – стержневом понятии соглашательской западноевропейской социал-демократии. Семигин был абсолютно последователен, его действия совершенно логичны. Что не скажешь про позицию тогдашнего руководства КПРФ, которое оказалось в плену стремительно устаревающей концепции «красно-белого» союза.
Белов, правда, сводит все к организационной составляющей, что, на мой взгляд, не совсем верно: «Роковая ошибка партийного руководства, Г.А.Зюганова в первую очередь, состояла не в том, что оно пошло на сотрудничество с Г.Ю.Семигиным (в политике, как говорил Ленин-диалектик, для достижения стратегической цели возможны тактические соглашения, даже сделки с попутчиками и мнимыми союзниками). Она, эта ошибка, была допущена, когда Г.Ю.Семигину дали право исполнять роль председателя Исполкома НПСР, разрешив ему Уставом НПСР (подумать только!)... финансирование структур Союза, иными словами, структур КПРФ».
Представляется, что неудача с Семигиным стала отражением изменившегося содержания русского вопроса. Менялось оно, надо сказать, исключительно быстро. Раздававшего суверенитеты Ельцина сменил в Кремле Путин, позиционирующий себя как строитель государственной вертикали. Набирала обороты пролетаризация большей части народонаселения, и одновременно все прочнее закрепляли за собой российскую экономику отечественные нувориши. Русский вопрос быстро приобретал социально-классовый характер, в центр его выдвигались требования о национализации средств производства в ключевых отраслях, масштабном пересмотре итогов приватизации. Союз с капиталом, пусть и объявившим себя «патриотическим», «национальным» был для КПРФ почти губителен. Партия выстояла, честь ей и хвала.

Читая интернет

Социал-демократизации КПРФ удалось не допустить, операция «Крот» провалилась. Однако идея союза «красных» и «белых» не ушла в прошлое. Происходит только замена игрока: «белыми» в этом союзе вновь становятся не «национальные предприниматели», а откровенные националисты, продолжатели правых традиций российской политической философии и политической практики. Позволю себе вновь вернуться к собственному сообщению на интернет-форуме.
«В партию проникали националисты и постепенно осваивались в ней. Сейчас стало окончательно ясно, что "красно-белый союз" невозможен и утопичен, что попытки разделить трудящихся России на представителей "коренных" национальностей и нацменьшинств на руку лишь буржуазии и противоречит марксистским, коммунистическим, левым идеалам».
За эти слова ваш покорный слуга и был обвинен Ю.П. Беловым в троцкизме. Между тем они являлись лишь констатацией имеющихся в моем распоряжении фактов. Националисты в КПРФ действительно есть. Пусть их немного, но они активны и далеко не всегда исповедуемые ими взгляды получают должную оценку со стороны партийных органов.
Процитируем статью очень плодовитого автора, члена КПРФ (г. Санкт-Петербург) Сергея Строева:
«Земля не есть арифметически распределяемый между индивидуумами гражданского общества ресурс. Земля принадлежит нации/ этносу как единому и неразделимому целому. Даже не принадлежит, а является его составной частью. Поэтому права и обязанности представителей коренных и некоренных народов ни при каких обстоятельствах не могут быть уравнены. Бывают исключительные ситуации, когда миграция оказывается неизбежной и необходимой. В этом случае единственной формой бесконфликтного существования диаспоры и коренного народа выступает модель отношений гостя и хозяина… Представители переселившейся диаспоры могут сохранять свои национальные традиции и свою национальную самоидентификацию, в некоторых случаях они могут иметь даже свое самоуправление. Если они умеют ладить с коренным народом и жить с ним во взаимополезном симбиозе, то они могут пользоваться равными с коренным населением социальными правами и гарантиями, получать образование, включаться в социальную и экономическую жизнь приютившего их народа, владеть честно нажитой собственностью. Но они категорически не должны входить в структуры государственной власти любого уровня, они не должны получать гражданских политических прав – прав избираться и быть избранными в органы государственной власти. Принцип национально-пропорционального представительства в органах государственной власти может и должен распространяться только на коренные народы государства». {5}
Здесь представляет интерес практически каждая фраза. Особо отмечу тезис о невозможности для представителя «некоренной» национальности получить политические права. И это пишет член КПРФ! Приведем в пример Чукотку. Русские там – народ пришлый. Причем совсем недавно. По Строеву, земля Чукотки принадлежит исключительно чукчам, живущим там столетия. {6} Или взять Карелию с угро-финским коренным населением. Русским, получается, там остается довольствоваться правом сохранять свои национальные традиции. И на том, как говорится, спасибо.
Заметим, что схожими мотивами оправдывают свою политику в отношении русского населения ультра-правые деятели прибалтийских стран.
Ошибочность идеи национально-пропорционального представительства осознается и в руководстве партии. Вот что пишет в своей книге «Идти вперед» Г.А. Зюганов:
«Следует признать ошибочной и идею законодательного установления «процентной нормы» представительства различных национальных и религиозных общин в органах государственной власти. Хотя этот принцип и закреплен в конституциях некоторых государств, например Ливана, практика показывает, что не таким путем обеспечиваются межнациональный мир и согласие». {7}
Пользователь интернета, зайдя на персональный сайт Сергея Строева обнаружит там множество материалов, прямо пропагандирующих национализм, с точки зрения коммуниста - право-националистический оппортунизм, который естественным образом сочетается с ревизией многих ключевых положений марксизма-ленинизма. Одни только «похороны» рабочего класса в статье «Русский социализм – доктрина победы» чего стоит!
«Основной субъект марксистской концепции истории и марксистской теории революции, мессия марксистской эсхатологии – промышленный пролетариат – сошел с исторической сцены, не выполнив той исторической миссии, которую приписывал ему марксизм. Мессия марксизма мертв и не имеет шанса воскреснуть из мертвых. Рабочий класс перестал быть классом, он утратил свою классовую природу и классовую субъектность, превратился в общественную прослойку, отнюдь не пролетарскую по своему имущественному положению. Рабочий класс сошел со сцены истории точно так же, как в свое время сошел класс крестьянства. Хотя крестьян можно даже без особого труда найти и сейчас, но они стали очевидным реликтом ушедшей в прошлое общественно-экономической формации. Так же превращается в реликт и рабочий класс».
Жаль, не прочитают, скорее всего, этой статьи рабочие завода «Форд» во Всеволожске, завода «Холодмаш» в Ярославле, представители других производственных коллективов, ведущих яростную борьбу с капиталистами. Они бы быстро объяснили кандидату биологических наук С.А. Строеву всю ошибочность его позиции.
Разобрались со взглядами Строева, пусть и не сразу, коммунисты Санкт-Петербурга. Именно эти взгляды имела в виду городская партийная конференция, принявшая Постановление, в котором говорится: «внутри партийного отделения города возникла «оппозиция», действия которой были направлены на размывание идеологических основ партии…». {8}
Строев, к сожалению, не одинок, у него есть единомышленники. А, потратив время на изучение интернет-форумов, можно обнаружить самые причудливые высказывания членов партии. Интернет-форумы тем и замечательны, что дают возможность высказаться не только «официальным» теоретикам, но и рядовым обладателям партбилетов.
Вот как определяет себя на интернет-форуме центрального сайта КПРФ, например, член партии Андрей Симонянц (г. Москва): «Я «красно-белый» как Проханов… Я сторонник синтеза социалистической экономики и православно-монархического правления». А вот видение Симонянца идейной сущности Компартии России с того же форума: «КПРФ - действительно партия национального социализма и монархизма». И еще: «В сегодняшних реалиях понятия коммунизм и национализм - неразделимы! Кто думает иначе - не коммунист».
Взгляды Симонянца не являются секретом для московских коммунистов, однако, этот человек и ряд его единомышленников продолжают находиться в рядах КПРФ. {9}
Один из активистов КПРФ из Ленинградской области (не будем упоминать его фамилию, тем более в интернете он существует под псевдонимом) прямо называет КПРФ национал-социалистической партией, причем не в ругательном, а в предельно одобрительном ключе. Мол, партия ставит превыше всего интересы и спасение русского народа, значит, она националистическая. Партия хочет строит социализм, значит – социалистическая. В сумме это дает национал-социализм.
Все эти интернет-сообщения вряд ли заслуживают подробного разбора сами по себе, но они являют собой яркий, экстремальный пример определенных настроений, которые существуют в лево-оппозиционной среде, в Компартии России. Настроений, озвучиваемых в наиболее свободной информационной среде, которой можно назвать современный интернет. Эти настроения, конечно, нельзя назвать превалирующими, они «на обочине», но свою нишу в духовной жизни левой оппозиции они занимают, и это кажется мне достаточно опасным. Тем более, когда их носители оказываются в сфере публичной политике, ассоциируясь с КПРФ. В частности, вызывает много вопросов выдвижение с собственной платформой кандидатом в депутаты Мосгордумы от Компартии члена КПРФ Петра Милосердова, участника печального знаменитого «Правого марша» в столице 4 ноября 2005 года.
Отдельного разговора заслуживает национально-пропорциональное представительство коренных народов России в органах государственной власти. Ярым сторонником этой идеи является Сергей Строев. На интернет-форуме КПРФ он представляет свою поправку в Программу партии: «КПРФ будет добиваться… осуществления национальной политики, основанной на признании равноправия наций, практически осуществляемого путем национально-пропорционального представительства коренных народов во всех органах государственной власти».
Т.н. национально-пропорциональное представительство коренных наций – исключительно лукавая вещь. Неясно, кто и как будет определять национальную принадлежность того или иного претендента на должность. Генетический анализ брать? Череп измерять? Биографию предков до …дцатого колена изучать? Далее, коренные народы в нынешней России – это какие? Те, что не имеют своей государственности вне нашей страны и связали с Россией свою историческую судьбу? Допустим. Но что делать, например, с представителями армянской диаспоры? А с давным-давно живущими в России, имеющими гражданство поляками, литовцами, немцами? Приверженность коммунистическим идеалам, желание принести пользу России, которую эти люди считают своей Родиной, деловые качества, по Строеву, не так важны как «кровь». Да и в принципе разве можно считать коммунистической позицией призыв к дискриминации по национальному признаку?! {10}
Думаю, этих, собранных в интернете, и признаю, не слишком систематизированных примеров достаточно для того, что признать существование проблемы националистов в КПРФ. Это гораздо опаснее, чем просто идея союза коммунистов с правыми – мы в данном случае, имеем дело с попытками подменить идеологическую основу коммунистического движения, повернуть его резко вправо. Тогда действительно «красно-белый союз» на базе националистической, оторванной от реальных проблем страны трактовки русского вопроса станет вполне возможным.

Русский вопрос, как советский

Закономерный вопрос - какую же трактовку русского вопроса следует считать приближенной к реальным проблемам страны в середине первого десятилетия XXI века? Об этом говорилось немного выше. Очевидно, он вновь приобретает классовый характер. Мы видим зарождение классового сознания у «похороненного» кое-кем промышленного пролетариата. Решающей роли коммунистов пока в этом не прослеживается, но принижать роль работы «красной оппозиции» в трудовых коллективах было бы неправильно. Чем системнее, активнее будет эта работа, тем быстрее будет расти уровень классового сознания рабочих. Все яснее для трудящегося населения факт ограбления в процессе несправедливой приватизации общенародной собственности.
Русским вопросом становится вопрос о национализации, отмене незаконно и неправедно захваченного в процессе приватизации, возвращении собственности государству, но государству иному – вставшему на социалистический путь. {11}
Но решение этого вопроса вновь поставит на повестку дня русский вопрос в его общенациональном значении – собирание земель, искусственно отгородившихся друг от друга национальными границами в результате крушения СССР, возрождение уникальной человеческой общности, известной всему миру как советский народ, народ-труженик, народ-победитель. Русский народ и другие народы РФ в состоянии будут предложить такой социальный проект, от которого не откажется ни один народ СССР.
Русский вопрос станет советским. В этой связи исключительно вредными следует признать какое-либо сотрудничество коммунистов с т.н. «Движением против нелегальной иммиграции». Признав рабочих из республик бывшего СССР нежелательными иностранцами, русские подорвут даже саму возможность постановки советского вопроса. Для ультра-националистов такого вопроса не существует, коммунисты же должны видеть его, причем, не в самой отдаленной перспективе.
Русский социализм – ответ на русский вопрос, и он станет первой стадией советского социализма – ответа на вопрос советский.
Отметим, что исторические качели русского вопроса – общенациональное сменяет классовое и наоборот – нельзя считать русским или если хотите «евразийским» эксклюзивом. Только один пример – Франция, ХХ века. Де Голль – до мозга костей правый, буржуазный общественный деятель. Не понимали этого французские коммунисты, возглавившие Движение Сопротивления во время Второй мировой? Понимали. Но понимали и другое: генерал де Голль – союзник в решении французского общенационального вопроса: быть ли Франции и ее народу свободными и независимыми или прозябать под пятой германских нацистов и местных коллаборационистов? Известно о сотрудничестве коммунистов с буржуазными патриотами в борьбе с нацистами, оккупантами не только во Франции, но и Италии, Чехословакии, Бельгии, Дании, Норвегии, некоторых странах Азии…
А чем, как не решением китайского общенационального вопроса диктовалось сотрудничество китайской компартии с буржуазной партией Гоминьдан в 20-е годы ХХ века? Этот вопрос и вызванный им в жизни союз имел четко выраженную антиимпериалистическую и антифеодальную направленность. Результатом стала китайская революция 1925-1927 года. Но победа этой революции тут же развела былых союзников. КПК поставила китайский вопрос в его новом – классовом значении. И, в конце концов, победила. Французские коммунисты, в свою очередь, поставив французский классовый вопрос после свержения фашизма, тут же оказались по разными стороны баррикад с де Голлем.
Трактовка русского вопроса – одна из ключевых проблем, стоящих перед разработчиками новой Программы КПРФ. Важнейшим, на взгляд автора, является определение главных вызовов времени и, соответственно, постановки русского вопроса на современном этапе как общенационального или классового. Эклектика тут вряд ли допустима. Правильные в общем-то слова о сочетании национально-освободительной борьбы русского народа с борьбой трудящихся за социальные права останутся лишь правильными словами, если не получат конкретизации в виде лозунгов, требований, политических союзов, активных действий.
Если русский вопрос сегодня будет признан общенациональным, а вызовы – прежде всего, внешними, ставящими под угрозу само существование народа и страны, то мы должны призвать к единству патриотических сил вне зависимости от идейных и мировоззренческих установок, социальному партнерству ответственных предпринимателей и наемных работников. То есть вернуться к тому же «красно-белому» союзу. При этом признать временно неактуальным лозунг перехода страны к социалистическому строительству, сочетаемому с масштабной национализацией. В сфере практической политики это должно привести к «новому изданию» НПСР, поиску открытых союзников в среде предпринимателей и национал-патриотических организаций.
Если русский вопрос на данном этапе будет признан классовым, а вызовы – в большей степени внутренними, то КПРФ должна на первое место поставить социальную тематику, говоря по марксистски, классовую борьбу. Причем с использованием максимально жестких методов борьбы и лозунгов, вплоть до озвучивания перспективы социалистической революции (она не обязательно пройдет в форме вооруженного восстания). КПРФ в таком случае – не столько авангардная партия всего народа (это будет позже), а политический представитель трудящихся масс, наемных работников, эксплуатируемых как российским, так и иностранным капиталом (участи эксплуатируемых не избегают и сотрудники бюджетных организаций, поскольку современное российское государство выражает интересы буржуазии).
Союзников в данном варианте надо искать, прежде всего, в среде формирующегося рабочего и нового профсоюзного движения (привнося в него политическую составляющую), региональных социальных движений. Патриотические лозунги, тактическое сотрудничество с национал-патриотами, в частности, с оппозиционными православными объединениями, приобретут конкретный характер, с артикуляцией границы совместных интересов и предметов общего видения (скажем, борьба против т.н. «электронного колпака», засилья западной буржуазной масс-культуры, требования независимой от США внешней политики, поддержка антиимпериалистических зарубежных политиков и т.д.).
Мне сегодня видится правильным второй путь. Но давайте определяться! Отказ от выбора или ошибка маргинализирует КПРФ, превратит ее во второстепенного участника политического процесса. А вот этого допустить никак нельзя.

Сноски

{1} Ю П. Белов. Не тужи, Россия. М.: Знание, 1997. С. 7-8.
{2} Ю.П. Белов. У переправы. М. Парад, 2000. С. 12.
{3} См. Г.А. Зюганов. Драма власти. М. Палея, 1993. С. 68.
{4} См. «Советская Россия», 17.02.2004 г.
{5} С. Строев. Кто разжигает этническую войну// www.russoc.by.ru
{6} Кстати, чукчи – один из немногих народов Сибири, который пришлось завоевывать, с ними велись упорные локальные войны с переменным успехом в XVII -XVIII в.в. Не тужи, Россия. М.: Знание, 1997. С. 7-8.
{7} Зюганов Г.А. Идти вперед. М. Молодая гвардия, 2005. Цитируется по электронной версии, размещенной на официальной интернет-странице автора// www.cprf.ru/personal/zyuganov
{8} См. текст Постановления IV отчетно-выборной конференции Санкт-Петербургского городского отделения КПРФ от 22 апреля 2006года на интернет-сайте Санкт-Петербургского городского отделения КПРФ: http://www.cprf.spb.ru/post/smiview.php?id=21.
{9} Желающим изучить переписку Симонянца с единомышленниками рекомендую созданный им «национал-коммунистический форум» www.communist.fastbb.ru
{10} Думается, что развитие советской демократии на базисе социалистического хозяйства приведет к тому, что вопрос о национальной принадлежности человека в контексте занимаемой им должности снимется сам собой, как это уже было в 60-70-е гг. ХХ века. Попытки ввести национальные квоты история нашей страны, впрочем, знает. Имеются в виду «Временные правила о евреях» 1882 г. Тогда ввели процентную норму поступления евреев в учебные заведения, запретили им поступать в военные училища. Результат – неизбежное озлобление еврейской молодежи, которая массово хлынула в партии эсеров, социал-демократов, в группы анархистов.
{11} Одни и те же по форме мероприятия в области экономики и политики имеют совершенно разное классовое содержание, когда их провидит буржуазное или социалистическое государство. Национализация в буржуазном государстве при всей ее вроде бы позитивности воспитывает в пролетариате иллюзию о справедливом и надклассовом характере такого государства, плодами же воспользуются буржуазные чиновники (об этом писал Энгельс, если не ошибаюсь, в начале 90-х гг. XIX в). Национализация в государстве пролетариата – есть переход средств производства в руки пролетариата.




 
Жизнь страны глазами СМИ:
Голос Долорес (22.01.2018)   |   Живая "мёртвая жизнь". О романе "Времявспять" (06.01.2018)   |   2018-й: между "Болотной" и "Поклонной" (02.01.2018)   |   "Эшелон", при желании, может показать зубы (29.11.2017)   |   Капсула-1980 (28.11.2017)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
17.01.2018
 
Антифашистское шествие в Москве памяти Стаса и Насти (анонс)
 
13.01.2018
 
Презентация книги Леонида Развозжаева «Тюремные Университеты» (анонс)
 
06.01.2018
 
Живая "мёртвая жизнь". О романе "Времявспять"
 
02.01.2018
 
2018-й: между "Болотной" и "Поклонной"
 
22.12.2017
 
Компартия Греции выразила солидарность с шахтерами Караганды
 
11.12.2017
 
Д.Чёрный: День победы величайшего Будущего над убогим прошлым
 
10.12.2017
 
Обращение казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту» к Федерации профсоюзов Республики Казахстан
 
06.12.2017
 
Поздравляем Сейтказы Матаева с обретением свободы!
 
29.11.2017
 
"Эшелон", при желании, может показать зубы
 
28.11.2017
 
Вышел на свободу другоросс Щука, устроивший в Свердловске акцию "Ельцин, гори в аду!"
 
25.11.2017
 
К столетию Николая Тряпкина, сбор средств
 
21.11.2017
 
Комсомолец Денис Попов против декоммунизатора Дмитрия Энтео (анонс дискуссии)
 
09.11.2017
 
Обращение Рабочего Фронта Латвии к латвийским трудящимся
 
05.11.2017
 
В Казахстане подпольно вышел сборник материалов к 100-летию Великого Октября
 
03.11.2017
 
Международная научная конференция "Революция: историко-философское осмысление" (программа)
 
31.10.2017
 
8-й творческий конкурс на премию Левого Фронта им. Демьяна Бедного завершится на демонстрации 7-го ноября
 
21.10.2017
 
Встреча сторонников Левого Фронта в Ленинграде (анонс)
 
17.10.2017
 
Интернациональное мероприятие ЦК КПГ, посвященное 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции
 
14.10.2017
 
Алмазбек Атамбаев продолжает обличать клан Назарбаевых
 
11.10.2017
 
Лидеру нефтяников Мангистауской области Нурбеку Кушакбаеву в назарбаевских застенках исполнилось 35