Что такое теоретическое классовое сознание пролетариата



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
     Аналитика
       Политические институты и политические процессы
       Проблемы выборов
       Анализ социально-экономической политики государства
       Капитализм или социализм
       Проблемы глобализации
       Национальная и международная безопасность
       Постиндустриальное общество
       История и историософия
       Культура
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




Политические институты и политические процессы


На пути к созданию коммунистической партии России


18.01.2014
Кирилл Васильев

Настоящие тезисы подготовлены в ожидании Учредительного съезда Объединенной коммунистической партии России (ОКП), проведение которого намечено на март 2014 года.

Формирование политических партий в позднем СССР определялось ходом буржуазной контрреволюции. В 1987-1989 годах главным проводником капиталистического курса объективно выступала сама правящая партия, руководство которой решило конвертировать власть в частную собственность. Методично разрушались плановые начала, рвались производственные цепочки, раздувалась денежная масса, шли процессы разгосударствления и формирования класса собственников. Необходимо признать, что число коммунистов, сопротивлявшихся в этот период контрреволюционной политике КПСС, было ничтожно мало. После того как верхи сосредоточили рычаги реальной власти не в партии, а в советских структурах («Власть – Советам!»), необходимость в существовании КПСС для целей капитализации страны отпала. Партия была отстранена от управления экономикой, выдавлена из трудовых коллективов и, в конце концов, запрещена после августовской провокации 1991 года.

Ликвидация формально единой, а фактически идейно крайне разнородной КПСС открыла дорогу к складыванию реальной левой оппозиции. В течение 1991-1993 годов организуются многочисленные коммунистические партии и группы, наиболее крупной из которых становится КПРФ. Переходный характер классовой структуры общества, массовое обнищание и люмпенизация вчерашних тружеников определили специфический характер восстановленных компартий. Это было социально неоднородное движение ностальгирующих по СССР, движение «красного реванша» и «социалистической реакции». В идейном багаже этого движения стихийный социализм причудливо сплелся с имперской державностью, государственничеством, националистическими и религиозными предрассудками. Так был рожден пресловутый «красно-белый союз». Его центром стала сформированная по принципу «широкого народного фронта всех недовольных ельцинизмом»  Коммунистическая партия Российской Федерации.

Звездным часом КПРФ стали выборы в первую Госдуму. В условиях запрета и отстранения от избирательной кампании радикалов, партия Зюганова монополизировала левую нишу и в скором времени заняла ведущие позиции в электоральной борьбе. К 1996 году КПРФ вместе с союзниками фактически сформировала парламентское большинство и вплотную приблизилась к победе на президентских выборах. Казалось, власть уже в руках, и остается лишь организованно прийти на избирательные участки, чтобы силы контрреволюции добровольно уступили правительственные кресла. Вместо организации пролетариата в класс, способный силой вырвать страну из лап олигархии, КПРФ сделала ставку на правильно заполненные бюллетени. В ответ на попытки «повернуть назад» буржуазия отреагировала адекватно: Зюганову дали понять, что демократической передачи власти не будет.

После того как верхушка КПРФ (отчасти добровольно, отчасти под давлением Кремля) удовлетворилась вторым местом на президентских выборах, партия стала терять позиции в среде трудящихся. Ничего ощутимого не принесли КПРФ попытки устроить правительственный кризис и инициировать отставку Ельцина через парламентские механизмы в 1997-1999 годах. Сведение классовой борьбы к борьбе в стенах Государственной Думы, соглашательство и беспринципная торговля с властью, бегство партии от пролетарских масс сопровождалось встречным процессом: массы переставали видеть в КПРФ своего политического представителя и проводника интересов.

Экономическое оживление и промышленный подъем начала 2000-х годов позволили властям умерить социальное недовольство и разрушить электоральную гегемонию патриотических сил. Выяснилось, что  левоконсервативная программа КПРФ и ее сателлитов не является эксклюзивным достоянием оппозиции. Напротив, именно буржуазные верхи показали себя наиболее эффективными проводниками в жизнь тех мероприятий, за которые в 90-е годы бились «красно-коричневые»: укрепление государства и его репрессивных институтов, подавление сепаратистских тенденций, культивирование традиционных ценностей, агрессивная внешнеполитическая риторика, значительные вливания в социальную сферу. Так возник феномен «воровства лозунгов», когда облапошенной властями КПРФ оставалось лишь сетовать на то, что Кремль «присваивает» себе ее программу.

Экономический рост произвел существенные изменения в классовой структуре общества. Вырос удельный вес т.н. «нового пролетариата»: работников автопредприятий, торговых сетей, агрохолдингов. Возникла многомиллионая армия субпролетариата – хлынувших в мегаполисы внешних и внутренних трудовых мигрантов. Зримым проявлением этих процессов стала активизация т.н. «свободных профсоюзов» и заметный рост «новых левых» движений. Последние, представляя собой де-факто кружки, сумели, тем не менее, выйти из политического небытия, привлечь на свою сторону немало молодых интеллектуалов и стать заметной составляющей в протестном движении путинской России (преимущественно в столицах).

В этих условиях компартия встала перед выбором: переориентировать свою политику на завоевание позиций в среде пролетариата и организацию внепарламентской борьбы, либо максимально расширять электоральную базу в целях если не победы, то, по крайней мере, удержания имеющейся парламентской ниши. Первый вариант сулил КПРФ осложнение отношений с властью и не гарантировал мгновенного успеха. Более того, этот путь был чреват признанием прежней стратегии неправильной, а значит, влек за собой оргвыводы для партийного руководства. Пойти по этому пути вожди КПРФ не могли. Был выбран второй вариант. Последствия его реализации мы наблюдаем сегодня. Погоня за голосами привела КПРФ в стан правых сил, проповедующих великодержавный шовинизм и геополитику вместо пролетарского интернационализма, клерикализм и мистику вместо научно-атеистического мировоззрения, государственный патернализм вместо социалистической демократии, рыночный социал-либерализм вместо плановой экономики. В целях сохранения мандатов партия пошла по пути культивирования самых примитивных предрассудков в трудящихся массах.

Столь откровенное скатывание КПРФ на буржуазные позиции не могло не встречать сопротивления в среде честных коммунистов и сторонников партии. И если в 90-е гг. порочность избранного Зюгановым курса была очевидна лишь  немногим, то по мере стабилизации капитализма и завершения процесса формирования классовой структуры общества, в КПРФ стало нарастать серьезное недовольство верхами. Недовольные, как и следовало ожидать, концентрировались преимущественно в среде партийной и комсомольской молодежи. Однако у этих оппозиционно настроенных групп не было ни единого центра, ни четкой ориентации на революционный марксизм. Левой молодежи казалось, что ситуация может быть исправлена путем отдельных реформ и устранения наиболее одиозных бюрократов и соглашателей. Как правило, открытое выступление региональной комсомольской ячейки с критикой партруководства завершалось локальным погромом, за которым следовал переход активистов в независимую левую группу либо уход из политики.

Начало формирования внутри КПРФ организованной левой оппозиции зюгановщине приходится на 2007-2008 годы. Поводом к активизации оппозиционного крыла стали репрессивные действия самого партруководства, которое инициировало «дело неотроцкистов» и борьбу с левыми элементами, группировавшимися вокруг центрального и столичных интернет-сайтов КПРФ. Последовавший затем погром в петербургском отделении партии («ленинградское дело») всколыхнул и мобилизовал левые группы внутри КПРФ по всей стране. Фактически в партии стала складываться полноценная марксистская фракция со своими информационными ресурсами (бюллетень «Дискуссионный листок», сайтКом-Питер), сетью пропагандистов и координационными центрами. Исполненное стремлением «искоренить крамолу» руководство КПРФ открыло шквальный огонь по тем региональным отделениям, которые представлялись ему недостаточно лояльными. Так возникли «челябинское», «татарстанское»  и другие региональные «дела». Кульминацией происходящего стало «московское дело в КПРФ», в ходе которого столичное отделение было расколото до уровня первичек, а сотни коммунистов оказались за бортом зюгановской партии. Несмотря на то, что у ряда «раскольников» практически не было идейных разногласий с зюгановцами, гегемонию в оппозиции достаточно оперативно завоевали именно марксисты. Этому способствовали действия погромщиков, которые всеми силами пытались представить оппозиционеров как «леваков», «неотроцкистов», «противников русского вопроса» и т.п. Стратегически такая линия была невыгодна партноменклатуре (подрывался имидж КПРФ как широкого народного фронта), но тактический выигрыш в результате избавления от опасных смутьянов для зюгановцев был важнее.

Повсеместно выдавленные из КПРФ марксисты не сложили оружия. В регионах начался процесс их организационной консолидации. Так возникли движение «Аврора», союзы коммунистов, альтернативные комитеты КПРФ, различные группы скрытых и явных оппозиционеров внутри зюгановской партии. Эти группы не только развернуто сформулировали перечень своих претензий к идейно-политическому, организационному, кадровому облику КПРФ, но и включились в работу на  местном уровне в качестве самостоятельных политических субъектов. В феврале 2012 года представители этих групп, собравшись на межрегиональную конференцию, констатировали, что «преодоление негативных тенденций в КПРФ, ее коммунистическая модернизация – невозможны». Так состоялся по настоящему массовый левый откол от КПРФ, позволивший поставить в повестку дня вопрос о формировании новой коммунистической партии России.

Важной вехой в на пути к созданию такой партии стала прошедшая 7 июля 2012 года учредительная конференция Межрегионального объединения коммунистов (МОК), объединившего уже не только выходцев из КПРФ, но и активистов ряда независимых левых организаций – РРП, РКП-КПСС, Левого Фронта, СКМ. Конференция констатировала складывание в России класса пролетариев, который, как показала практика последних лет, не только недостаточно организован для борьбы за свои экономические интересы, но и лишен политического представительства. Такое представительство не в состоянии обеспечить ни полностью переродившаяся в буржуазную силу КПРФ, ни иные левые группы, ввиду их малочисленности, кружкового характера и догматизма. Необходимо создание массовой обновленной коммунистической партии, стоящей на марксистско-ленинских позициях и организующей пролетариат в класс, способный завоевать политическую власть и повести народные массы к социализму.

Неслучайно, что обособление марксистской фракции в КПРФ в самостоятельную политическую организацию пришлось на период мощных протестных выступлений «рассерженных горожан». События 2011-2012 гг. высветили полную организационно-политическую несостоятельность всей официальной оппозиции в России: от либеральных вождей Болотной площади до псевдолевой КПРФ, фактически предавших протестующие массы в обмен на гарантии доступа к парламентской политике. Произошедшее показало, что страна находится накануне демократической революции, успех которой напрямую зависит от того, какую роль в ней сыграет пролетариат и его ядро – рабочий класс крупнейших городов страны. Не будет преувеличением сказать, что банкротство движения 2011-2012 гг. было обусловлено именно исключенностью трудящихся и их политических представителей из руководства этим движением.

Указанные обстоятельства определили необходимость форсирования работы по созданию в обновленной коммунистической партии, которая, с одной стороны, наследует традиции революционного марксизма, а с другой – не отягощена грузом поражений КПСС и левопатриотического движения 90-х гг. прошлого века. Партии, отвергающей парламентаризм как стратегию завоевания власти, но и не отказывающейся от использования электоральных механизмов для широкой пропаганды социализма. Партии, твердо стоящей на почве марксизма-ленинизма, но отрицающей его догматическое истолкование и попытки превратить науку в вероучение. Партии, не боящейся споров по ключевым проблемам теории, тактики и истории социалистического движения, но не считающей, что главным критерием размежевания марксистов сегодня является отношение к вопросу «о природе СССР», фигурам Сталина, Троцкого, Мао и других революционеров прошлого. Партии, в которой централизм и демократия соединены неразрывно, а самая широкая коллегиальность сочетается с высокой сознательностью и дисциплиной. Партии, интегрированной в международное левое движение на правах одного из отрядов, борющегося за цели освобождения всего человечества от ярма капитализма.

31 августа 2013 года был создан Оргкомитет политической партии с рабочим названием «Объединенная коммунистическая партия» (ОКП). Мы призываем всех россиян с марксистскими убеждениями присоединиться к строительству такой партии. 



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Путин вернул Россию в 90-е (31.05.2020)   |   "Сражались олени и люди..." (09.05.2020)   |   Как я пробирался в Москву, не встречая карантинного сопротивления (14.04.2020)   |   Новочеркасск-1962: мифы, причины, последствия (02.03.2020)   |   Д.Чёрный: Работа писателя исключает работу на государство, особенно на государство буржуазное (29.02.2020)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
06.06.2020
 
Заявление Объединенной Коммунистической Партии по поводу восстания в США
 
31.05.2020
 
Коммунисты Пензы упаковали памятник белочехам в чёрный трупно-мусорный мешок
 
29.05.2020
 
Заявление Президиума Центрального Комитета Объединённой коммунистической партии
 
27.05.2020
 
Дискуссия "Красная волна или саундтрек для вырождения?" (анонс)
 
23.05.2020
 
Мегафоны двадцати турецких мечетей двадцатого мая пропели коммунистическую песню "Белла, чао!"
 
13.05.2020
 
Неофашисты и полицаи не дадут покоя бас-гитаристу "Груп Йорум" и в стамбульской могиле?
 
09.05.2020
 
"Сражались олени и люди..."
 
05.05.2020
 
Московские полицаи отлавливают и сажают в "обезьянник" посмевших отмечать Первомай коммунистов
 
04.05.2020
 
Первомайское обращение ЦК КПГ
 
02.05.2020
 
Александр Кубалов: Многие очень сильно ошибаются, когда думают, что музыка вне политики
 
01.05.2020
 
Красный онлайн-Первомай (трансляция)
 
27.04.2020
 
Письмо Ибрагима Гёкчека, объявившего голодовку за право Grup Yorum выступать в Турции
 
18.04.2020
 
Ноам Хомский: США превратились в центр мирового кризиса
 
17.04.2020
 
Восстание женщин Чили и пандемия
 
14.04.2020
 
Дмитрий Чёрный о левом стоянии и общественном состоянии
 
13.04.2020
 
Мы категорически осуждали и осуждаем геноцидную блокаду Кубы!
 
09.04.2020
 
Долой памятники интервентам! Заявление Челябинского областного комитета ОКП
 
03.04.2020
 
ОКП поддержала заявление коммунистических и рабочих партий "Экстренные меры для защиты здоровья народа и прав трудящихся"
 
31.03.2020
 
ОКП против империализма и коронавируса
 
27.03.2020
 
Коммунисты 67 стран выступили с политическим заявлением в связи с пандемией