Что такое теоретическое классовое сознание пролетариата



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
       Мы и они. Статьи членов КПРФ и о КПРФ
       PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии
       Экономика абсурда. Статьи об состоянии российской экономики
       Цена свободы слова. Статьи о положении СМИ
       Либеральный фашизм. Статьи о беззаконии власти
       По кодексу бесчестия. Статьи на криминальные темы
       Последний рубеж. Статьи о российской армии
       За державу обидно. Статьи о внешней политике России
       Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации
       Культурная революция. Статьи о культуре, религии и вопросах национальной политики
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




Последний рубеж. Статьи о российской армии


За что я бы расстрелял министра обороны


25.07.2005
ФОРУМ.мск

Такая тема сочинения на вступительных экзаменах в вуз, лишенный военной кафедры, полагаю, была бы очень популярна. И в самом деле – за что? Справедливость расстрела сомнений не вызывает – вопрос только в формулировке приговора.

И, тем не менее, в более строгие времена, полагаю, военного министра, в период перехода на профессиональный принцип комплектования армии лишающего страну системы массовой подготовки офицеров-резервистов, не довезли бы живого и до Лубянки.

Представим себе, если завтра война? Не чеченская, с ограниченным театром военных действий и, несмотря на стоны правозащитников, не отличающаяся массовым характером потерь, а настоящая, с танковыми атаками, массированными бомбардировками, фронтом от Балтики до Черного моря или, наоборот, от Каспия до Тихого океана? Оно ведь только кажется малореальным, но государство с нашей претензией и нашими ресурсами такую вероятность должно всегда держать в уме. Кто мог поверить еще недавно, что американцы будут топтать предгорья Гиндукуша, а британцы, поляки и украинцы  - патрулировать улицы ночного Багдада. Нефть, знаете ли, подобралась к 60 долларам за баррель, и в генеральных штабах давно уже просчитывают, стоит ли платить русским или дешевле потратиться на небольшую победоносную войну.

И вот в такой переломный момент истории, когда наша фронтовая авиация уже гарантированно не может в случае нападения НАТО контролировать нашего же воздушного пространства; когда наши танковые армады давно уже напоминают склады утильсырья; когда система раннего предупреждения о ракетном нападении приказала долго жить на 3 из 4 возможных направлений ядерной атаки; когда из нашей ядерной триады в боеготовом состоянии остались только МБР шахтного базирования; когда мобилизационные мощности нашей оборонной промышленности не смогут обеспечить и неделю серьезной войны – вот в этот момент господин военный министр решает лишить страну и мобилизационного резерва.

Почему-то все разговоры вокруг отмены военных кафедр в вузах крутятся вокруг освобождения от действительной военной службы для студентов, и как бы само собой подразумевается, кто кафедры ничего, кроме «откоса» от армии не дают. Хотя современная отечественная система высшего образования как на одном из китов базируется на обязательном получении в составе высшего образования и образования военного. То есть процентов 15-20 знаний прямо или косвенно связаны с предметами, которые преподают на военной кафедре. То есть надо говорить не об отмене кафедр, отсрочек и т.п., а о ликвидации военного образования в вузах.

Конечно, сторонники отмены военного образования прикрываются благими намерениями увеличения того самого мобилизационного резерва, состоящего из отслуживших срочную службу на рядовых и сержантских должностях и получивших во время этой службы какие-то военно-учетные специальности. Призыв упал, что связано в немалой степени с многолетними усилиями руководства страны по снижению рождаемости, уровня (а как следствие – продолжительности) жизни, физическому сокращению населения страны. Спасут ли студенты-призывники армию? Навряд ли, поскольку не так уж их и много.

Однако для подготовки рядового требуется 3 месяца курса молодого бойца, для сержанта – до полугода сержантской школы. В условиях войны обычно это происходит в режиме ускоренного выпуска.

А сколько времени надо готовить офицера? Особенно если он должен работать со сложной техникой? Тут не недели и месяцы нужны, а годы.

Причем секвестирование военного образования в вузах происходит таким образом, что очень многие военно-учетные специальности вообще ликвидируются. Например, студенты-медики больше не будут получать знаний, необходимых военному врачу, а «технари» - навыков командира танка, артиллерийского расчета или специалиста по радиотехнической разведке. То есть все потребности вооруженных сил будут восполняться исключительно выпускниками военных училищ.

Например, военных врачей в нашей стране готовят Военно-медицинская академия в Петербурге и военный факультет в Саратове.  Но они способны только лишь обеспечить поступление в вооруженные силы нужного количества специалистов, а никак не дополнительный призыв в случае объявления в стране мобилизации. Нетрудно также сообразить, что при массовых потерях кадровый дефицит военных медиков станет ощущаться очень быстро. Как ни странно, но в условиях полномасштабной войны потери среди медиков велики, а в современной войне, где используются средства массового поражения, военврач, фактически первым контактирующий с массой раненых, попадает под массивное воздействие и поражающего агента – химического боевого отравляющего вещества, продуктов полураспада радиоактивных частиц и т.п. То есть вероятность быстрого выхода его из строя очень велика.

Кем заменить? Зауряд-врачом, только что призванным из районной поликлиники? Но он не обладает тем набором знаний, который необходим полноценному военному врачу. Его этому не учили. Странно, но даже в царской России это понимали и – учили. Это спасало жизни тысячам людей, которые, попав в руки необученного медика, неминуемо бы погибли от ранений и поражений, не являющимися смертельными. И касается это не только военных условий, но и вполне «мирных» катастроф, которые сопровождаются массовым поступлением пострадавших.

Очень конкретный пример – теракт на Дубровке, когда неграмотно организованная медицинская сортировка пострадавших и их безобразно проведенная эвакуация увеличили число погибших в разы. А все потому, что этим делом занимались гражданские врачи, где-то как-то прозевавшие на военной кафедре курс по Организации и тактике медицинской службы.

Теперь у нас появятся врачи, и не подозревающие о принципах медицинской сортировки и вообще об организации работы при массовом поступлении раненых, не знакомые с военно-полевой хирургией и военной токсикологией. Им это как бы не нужно. Ведь у нас больше не будет терактов в метро, техногенных и природных катастроф и уж точно никогда не будет войны. Поэтому ни на «скорой помощи», ни в подразделении МЧС скоро не окажется специалистов, способных работать в экстремальной ситуации. Если вдруг ранят министра обороны, то его вертолетом немедленно доставят в ЦКБ. А всех прочих – прикопают где-нибудь у медсанбата, где даже палатку для умирающих, может быть, никто не сумеет как следует установить. Не учили-с.

Но это только с военными врачами. Но у нас появятся и инженеры-строители, абсолютно не знакомые с военно-инженерными специальностями.

Не так  давно по ТВ показали сюжет с участием министра Иванова о наведении уникального понтонного моста. Для уникального моста, как говорилось в репортаже, возникли некоторые проблемы с подбором уникальных же специалистов. А что, если в условиях войны потребуется навести 2 моста? А если – 10? Гражданские же инженеры, призванные на службу, будут очень замечательными специалистами по евроремонту в генеральских квартирах, а вот насчет мостов... Не учили-с.

Вообще-то в армии служить надо. Кто б спорил. Но военная кафедра в вузе – это не способ «откосить», и если она стала такой, то это проблема организации учебного процесса, а не «излишество». Кто виноват, что теперь уже не проводят учебных сборов на базе воинских частей? Хотя полным-полно частей, где только законсервированная техника и минимум персонала. Почему на базе кадрированных частей не готовить будущих офицеров-резервистов, причем не 1 раз за время учебы, а каждое лето? В сумме наберется тот самый год, на который господин министр намерен отправлять всех студентов поголовно.

Но это – если действительно думать об армии и обороноспособности страны.

Уже опыт русско-японской войны показал, что профессиональная армия должна обязательно дополняться большим количеством подготовленных резервистов, и не только рядовых, но и офицеров в первую очередь. Ведь смертность офицеров на войне всегда выше, чем у рядового состава. И если еще в 19-м веке каждый дворянин был потенциальным офицером, то новое время требует от офицера не классовой принадлежности, а подготовки. А уж с нашей-то «элитой» и подавно – ведь сын министра обороны не служит в армии, а предпочитает давить бабушек на пешеходных переходах. И ни один из сыновей наших «видных деятелей» не служил, не служит и служить не будет, даже если завтра враг подойдет к стенам их дач на Рублево-Успенском шоссе.

Мы как-то забываем, что практически вся прежняя элита – это фронтовики. Писатели, ученые, артисты, врачи – все, кто в 1941-1945-м годах проходил по призывному возрасту, все участвовали в войне. Они получили образование, и вместе с ним – звания офицеров запаса. Если бы этого не было, то при массовых потерях лета-осени 1941 года война бы  закончилась уже зимой. А она продолжалась еще годы, и из войны страна вышла с новым офицерским корпусом. Полковник Петров, герой Советского Союза, преподававший мне на военной кафедре военную историю и спецпредмет, до войны был учителем. Мой дед, кадровый офицер, прошедший войну от Сталинграда до Лейпцига, до войны был бухгалтером. Многие наши профессора старшего возраста в войну занимали должности старших офицеров – но пришли они с «граждански». И даже министр обороны генерал-лейтенант Иванов и друг его подполковник Путин – тоже заканчивали военные кафедры, как и бывший НГШ Квашнин.

Конечно, нынешняя «элита» достойна ближайшей стенки. И ждать, что в случае форс-мажора она кинется защищать хотя бы «свое», у государства и народа награбленное, не приходится. Они сбегут, как сбежали после 1917 года их предшественники, оставив защищать их классовые интересы по существу, нищих генералов Юденича, Колчака, Деникина, Врангеля, в период империи находившихся далеко вне элитарного круга. Сегодняшняя «элита» оставит разве что свои службы безопасности – присмотреть за барахлишком.

Но решение министра обороны Иванова лишает средств самообороны и настоящую элиту нашего общества – специалистов с высшим образованием. Лишает общество путей самоорганизации хотя бы в качестве армии, оставляет его без командиров. Ставит в заведомо проигрышное положение по сравнению с окружающими нас народами и государствами. Спустя короткое время: потеря НОАК 100 тысяч человек личного состава – это просто большие потери. А для нас это будет означать невозможность продолжения войны.

Не понимают ли этого президент, его министр обороны и специалисты Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба? Думаю, понимают. Значит, поступают сознательно.

А тогда – вернемся к заголовку статьи.



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Путин вернул Россию в 90-е (31.05.2020)   |   "Сражались олени и люди..." (09.05.2020)   |   Как я пробирался в Москву, не встречая карантинного сопротивления (14.04.2020)   |   Новочеркасск-1962: мифы, причины, последствия (02.03.2020)   |   Д.Чёрный: Работа писателя исключает работу на государство, особенно на государство буржуазное (29.02.2020)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
06.06.2020
 
Заявление Объединенной Коммунистической Партии по поводу восстания в США
 
31.05.2020
 
Коммунисты Пензы упаковали памятник белочехам в чёрный трупно-мусорный мешок
 
29.05.2020
 
Заявление Президиума Центрального Комитета Объединённой коммунистической партии
 
27.05.2020
 
Дискуссия "Красная волна или саундтрек для вырождения?" (анонс)
 
23.05.2020
 
Мегафоны двадцати турецких мечетей двадцатого мая пропели коммунистическую песню "Белла, чао!"
 
13.05.2020
 
Неофашисты и полицаи не дадут покоя бас-гитаристу "Груп Йорум" и в стамбульской могиле?
 
09.05.2020
 
"Сражались олени и люди..."
 
05.05.2020
 
Московские полицаи отлавливают и сажают в "обезьянник" посмевших отмечать Первомай коммунистов
 
04.05.2020
 
Первомайское обращение ЦК КПГ
 
02.05.2020
 
Александр Кубалов: Многие очень сильно ошибаются, когда думают, что музыка вне политики
 
01.05.2020
 
Красный онлайн-Первомай (трансляция)
 
27.04.2020
 
Письмо Ибрагима Гёкчека, объявившего голодовку за право Grup Yorum выступать в Турции
 
18.04.2020
 
Ноам Хомский: США превратились в центр мирового кризиса
 
17.04.2020
 
Восстание женщин Чили и пандемия
 
14.04.2020
 
Дмитрий Чёрный о левом стоянии и общественном состоянии
 
13.04.2020
 
Мы категорически осуждали и осуждаем геноцидную блокаду Кубы!
 
09.04.2020
 
Долой памятники интервентам! Заявление Челябинского областного комитета ОКП
 
03.04.2020
 
ОКП поддержала заявление коммунистических и рабочих партий "Экстренные меры для защиты здоровья народа и прав трудящихся"
 
31.03.2020
 
ОКП против империализма и коронавируса
 
27.03.2020
 
Коммунисты 67 стран выступили с политическим заявлением в связи с пандемией