Главная опасность для нас после победы революции - расслабиться и стать слишком благодушными



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
       Мы и они. Статьи членов КПРФ и о КПРФ
       PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии
       Экономика абсурда. Статьи об состоянии российской экономики
       Цена свободы слова. Статьи о положении СМИ
       Либеральный фашизм. Статьи о беззаконии власти
       По кодексу бесчестия. Статьи на криминальные темы
       Последний рубеж. Статьи о российской армии
       За державу обидно. Статьи о внешней политике России
       Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации
       Культурная революция. Статьи о культуре, религии и вопросах национальной политики
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии


Понять Среднюю Азию. Часть первая: Узбекистан


12.09.2014
Геннадий Двойной, "Спиноза"

 

В странах Средней Азии разворачивается новый виток того передела мира, который привел к присоединению Крыма к России и войне в Украине. Поэтому политическая и экономическая ситуация в этом регионе становится своеобразным флюгером, по которому можно судить о ветре перемен в глобальном геополитическом противостоянии. Средняя Азия входит, с одной стороны, в зону интересов Китая и США, а с другой – России, причем не только как союзника Китая по БРИКС, но и как конкурента. И от разворачивания борьбы за Среднюю Азию зависит как перспектива построения «Экономического пояса Шелкового пути», то есть успех Китая в борьбе с США за рынки, так и то, в какой мере Россия будет в состоянии ставить какие-то свои условия, подчиняясь общей политике Китая. Иначе о России как о самостоятельном субъекте вообще говорить не придется. Глобальный конфликт интересов накладывается на региональную специфику, определяющуюся борьбой местных элит за свои экономические и политические привилегии.

С Казахстаном, как с членом Таможенного союза, все более или менее определено, даже несмотря на его заявления о готовности выйти из ТС в случае, если условия его пребывания не будут соблюдаться в необходимом объеме (ведь ясно, что максимальным и весьма призрачным последствием может быть пересмотр условий членства). Но стоит иметь в виду, что не все определено с Россией. В РФ начала разворачиваться кампания против Путина, связанная с тем, что он «много на себя берет» и претендует на слишком большую субъектность России. Им могут быть недовольны не только (само собой) Штаты, но и Китай, а также завязанная на них часть российской олигархии. Предпочтительны более сговорчивые, предсказуемые и, по возможности, управляемые элиты в России. Так что Путину недвусмысленно укажут на то, что ему или придется считаться со своими реальными возможностями, учитывая масштабы и мощь российской экономики, или освободить место. И это уже происходит. Что может получиться, и получится из этого ли что-то вообще, — уже второй вопрос. В любом случае Россия имеет свои собственные геополитические интересы, которые так или иначе будет вынуждена отстаивать, в том числе, и в Среднеазиатском регионе.

Тем более, что даже о Туркменистане, например, не получится говорить так же однозначно, как о Казахстане. Он постоянно укрепляет свои двусторонние отношения с США, Индией, а также с Китаем, который является крупнейшим импортером туркменского газа. Не все определено и с Кыргызстаном, хотя он и собирается в Таможенный союз. В прошлом месяце на встрече правительственных делегаций Кыргызстана и Казахстана в Чолпон-Ате поднимался вопрос о выделении Казахстаном гранта в 100 млн. долларов на реализацию «Дорожной карты» вступления Кыргызстана в Таможенный союз.  Роль Узбекистана тоже может быть неоднозначной, а события в стране поменять ситуацию и соотношение сил.

Этот материал открывает серию обзорных статей по странам Средней Азии, и начнем мы с Узбекистана.

Недавнее возобновление территориального конфликта между Узбекистаном и Кыргызстаном отнюдь не случайно. Также важной новостью последнего времени об Узбекистане стало подписание 6 августа давно готовящегося «Соглашения по созданию транспортного коридора Узбекистан–Туркменистан–Иран–Оман» и сообщение о планах США разместить на территории страны свою военную базу, которое, впрочем, поспешили опровергнуть. Но сначала давайте посмотрим на общие социально-экономические показатели страны, на основные тенденции в производстве, торговле, в области инвестиций, а так же на отношения с соседями и со всеми заинтересованными сторонами.

Итак, по данным Государственного комитета по статистике республики Узбекистан население страны с каждым годом увеличивается и сейчас составляет чуть более 30 миллионов. Главным «богатством» страны является очень дешевая рабочая сила. И это богатство активно осваивают крупные иностранные компании, что способствует увеличению прямых инвестиций, росту выпуска промышленной продукции и т.д. В январе-марте 2014 года по сравнению с аналогичным периодом 2013 ВВП страны вырос на 7,5%, производство промышленной продукции – на 8,9%, продукции сельского хозяйства — на 6,2%, инвестиции в основной капитал увеличились на 10,1%. Ведутся споры о том, насколько можно доверять узбекской статистике, однако эти данные все же следует принять во внимание, тем более, что от данных других источников они отличаются не очень сильно. В общем и целом подтверждают их и разрозненные данные о развитии транспортной, добывающей, энергетической и других отраслей, сообщения о вводе в эксплуатацию новых предприятий. Предприятия и рабочие места создаются в самых разных отраслях, так что такая статья «экспорта» Узбекистана как дешевая рабочая сила в ближайшее время может существенно сократиться.

Экспорт и импорт

По данным на 2011 года Узбекистан главным образом импортировал товары из России, Южной Кореи, Китая, Германии и Казахстана, экспортируя в Россию, Турцию, Китай, Казахстан и Бангладеш. Однако картина с тех пор изменилась и интенсивно меняется. По итогам 2013 года внешний товарооборот Узбекистана составил $28,86 млрд., из которых $15,087 млрд. — экспорт и $13,798 млрд. – импорт. В Узбекистане на экспорт производят золото, хлопок, газ, медь, минеральные удобрения, металлы, автомобили, продукты пищевой и текстильной промышленности. Со структурой импорта и экспорта можно ознакомиться на сайте Министерства внешних экономических связей, инвестиций и торговли

Что касается импорта, следует обратить внимание на тот факт, что в страну постоянно ввозится промышленное оборудование и машины, составляющие более 40 процентов импорта. Что вполне соотносится с увеличением инвестиций и развитием промышленности Узбекистана.

В структуре экспорта на сегодняшний день наибольшая доля (около 32 %) приходится на энергоносители и нефтепродукты. Сюда же относится природный газ. Узбекистан имеет значительные разведанные запасы нефти и природного газа. Государственный газодобывающий гигант — компания «Узбекнефтегаз» — занимает 11 место в мире по добыче. . По некоторым данным ежегодная добыча газа составляет 60-70 млрд. м³. Правда точной цифры у нас нет, и есть сообщения о том, что уровень добычи немного скромнее (для сравнения в 2013 году соседний Туркменистан, экономика которого во многом держится на газе, добыл 78 млрд.м³), По данным, предоставленным казахстанским представителем Ассоциации приграничного сотрудничества (АПС) Маратом Шибутовым, из общего объема газа, который сейчас добывается в Узбекистане, около 20 % идет на электроэнергетику, 24 % идет населению, на собственные нужды нефтегазовой промышленности — 19 процентов, еще 11 процентов уходят на нужды промышленности. Таким образом, экспорт составляет всего 20 % от общего количества добываемого газа, но у Узбекистана имеются планы увеличить экспорт газа за счет снижения внутреннего потребления, в частности, за счет постройки и ввода в эксплуатацию атомной электростанции на территории республики.

В Узбекистане работает 45 электростанций общей мощностью более 12,4 тысячи МВт. 83,8 процента электроэнергии в Узбекистане производят тепловые электростанции, из которых около 75 процентов работают на газе. Установленная мощность электростанций Узбекистана составляет порядка 50 % генерирующих мощностей всей Объединённой энергосистемы Центральной Азии. Однако установочная мощность и количество производимой электроэнергии — это далеко не одно и то же. Произведенная электроэнергия, в основном, используется внутри страны. Снижение внутреннего потребления газа в случае реализации проекта построения атомной электростанции позволит отдавать часть большую газа на экспорт.

Отношения с соседями и РФ

Узбекистан тесно связан с Туркменистаном. 31 июля в Ташкенте состоялось 10-е заседание Совместной узбекско-туркменской комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству. Обсуждалось расширение прямых поставок на туркменский рынок продукции узбекского машиностроения, электротехнической, химической отраслей промышленности, легковых и грузовых автомобилей, автобусов, минеральных удобрений, фармацевтической продукции. Узбекская сторона заинтересована в поставках из Туркменистана нефтехимической продукции, газового конденсата и ряда других товаров. На правительственном уровне речь даже шла о том, что согласованный перечень товаров создает режим свободной торговли между двумя странами. Кроме того, Туркменистан инвестирует в узбекскую экономику. На территории Узбекистана работают 7 крупных предприятий с участием туркменского капитала, в том числе 1 полностью принадлежит Туркменистану. Конечно, это совсем мало, но все же имеет место.

Главное направление узбекско-туркменского экономического сотрудничества — сфера транспорта и транзита. Объемы перевозок грузов и транзит в последнее время сильно увеличиваются. По территории Узбекистана туркменский газ поставляется в Китай. В свою очередь, Туркменистан предоставляет преференции на транзит основных внешнеторговых грузов Узбекистана по своей территории.

Для экономики региона важнейшее значение имеет газопровод «Центральная Азия – Китай» или «Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай».   Его строительство началось в 2007 году, а в декабре 2009 состоялась официальная церемония открытия. В июне этого года Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) сообщила о том, что третья ветка газопровода сдана в эксплуатацию. По ней уже осуществляется транзит туркменского газа. По данным китайской компании по третьей ветке газопровода общей протяженностью 1830 км и  пропускной способностью 25 млрд кубометров газа в год в Китай будут поступать из Туркменистана и Узбекистана по 10 млрд кубометров газа, из Казахстана — 5 млрд кубометров газа. Планируется, что к концу 2015 года ветка будет работать по максимуму. Общая мощность газопровода «Центральная Азия-Китай» увеличится до 55 млрд м3 в год с учетом работ по веткам А и В. А в этом году будут строить четвертую линию.

Строительство узбекского участка третьей линии газопровода началось в декабре 2011 года. Его общая протяженность составляет 529 километров и стоимость 2,2 млрд. долларов. Активно развивающаяся экономика Китая постоянно наращивает потребление энергоресурсов. Туркменистан поставляет в КНР 30 млрд кубометров природного газа ежегодно, а поставки узбекского газа в КНР, начавшиеся в августе 2012 года планируется довести до 10 миллиардов против 6 миллиардов кубометров природного газа по итогам 2013 года.

К связям с Китаем мы еще вернемся. Пока же речь идет о сотрудничестве с Туркменистаном, которое также активно развивается в рамках создания транспортного коридора Узбекистан–Туркменистан–Иран–Оман. Он будет связывать страны Центральной Азии с иранскими портами в Персидском и Оманском заливах. Часть его пройдет по железным дорогам Узбекистана, Туркменистана и Ирана, другая часть – по морю, от иранских портов Бендер-Аббас и Чахбахар до портов Омана. Благодаря развитию железнодорожного транспорта и других мероприятий в рамках договора собираются увеличить перевозки грузов по железным дорогам Узбекистана, Туркменистана и Ирана с 1,6 до 3 млн. т. в год. Ощутимая часть экспорта Узбекистана, особенно в некоторых отраслях, идет на мировые рынки через Иран. Если учитывать очень дешевую рабочую силу и связанные с этим крупные инвестиции в экономику Узбекистана, такой коридор весьма выгоден для более крупных игроков на мировом рынке, активно осваивающих Узбекистан.

Что касается других соседей, то тут речь уже шла о Казахстане, по территории которого проходит часть магистрального газопровода. Кроме того, по официальным статистическим данным Республики Казахстан товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном в 2012 году составил 2,16 млрд. долларов. Импорт из Казахстана – 1,3 млрд., импорт – 817 млн. (на 10,8% больше по сравнению с 2011). В первом полугодии 2013 товарооборот вырос на 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 1,6 млрд долларов. Нурсултан Назарбаев озвучивал планы до 2015-2016 увеличить товарооборот с Узбекистаном вдвое. Но более свежих данных, чем за 2013 год, к сожалению, у нас нет. В структуре импорта из Казахстана в Узбекистан большую долю составляет нефть и продукты переработки, продукция мукомольно-крупяной промышленности, зерновые, черные, цветные металлы, неорганическая химия. В Казахстан экспортируют энергоносители, хлопковое волокно, химию, пластмассы, удобрения, овощи. В Узбекистане по официальным казахским данным за 2013 год работает 178 предприятий с участием казахстанского капитала, в том числе 143 совместных предприятий и 35 предприятий со 100% казахстанским капиталом.

Но тесное сотрудничество не стремятся сделать слишком тесным. Узбекистан, точно так же как и Туркменистан, не спешит вступать в Таможенный союз, членом которого является Казахстан и настороженно относится к перспективам дальнейшего развития на его базе Евразийского экономического союза. Напомним, что 29 мая в Астане руководители России, Казахстана и Беларуси договорились о его создании на базе ТС. Ислам Каримов выступил с критикой, в которой главным аргументом было то, что это может привести к потере странами-участницами политической независимости: «Они говорят, что создают лишь экономический рынок и ни в коей мере не откажутся от суверенитета и независимости. Скажите мне, разве может быть политическая независимость без экономической независимости?». Каримов не раз делал подобные заявления. И здесь он явно разбирается в вопросе, так что отношения с Астаной во многом зависят от отношений с Москвой. А узбекские элиты находятся с последней в довольно сложных и противоречивых отношениях как экономически, так и политически. В связи с этим показателен, например, факт выхода Ташкента в 2012 году из возглавляемого Россией военного блока Организации Договора о коллективной безопасности.

Однако экономические связи с РФ довольно сильны. По данным, озвученным послом Узбекистана в России Зиядуллой Пулатходжаевым, товарооборот между двумя странами по итогам 2013 года вырос на 9,4% (до $8,34 млрд. ) по сравнению с 2012 годом. В 2012 году он вырос до $7,63 млрд – на 12,6% по сравнению с предыдущим. Также Россия активно инвестирует в Узбекскую экономику. Более $600 млн. российских инвестиций направлены в Узбекистан для реализации различных проектов. В основном, это вложения в теплоэнергетический комплекс и телекоммуникации, но не только.

По состоянию на 2012 год в Узбекистане работали более 850 предприятий с участием российского капитала. В РФ существует более 450 предприятий с участием узбекского капитала. Общая сумма российских инвестиций в экономику Узбекистана с 2007 по 2012 год составила более 6 млрд. долларов США. Крупными иностранным инвестором в Узбекскую экономику являются ЛУКОЙЛ и Газпром. В частности, они инвестируют в крупные современные газовые промыслы Хаузак-Шады в пустыне Кызылкум и Джаркудук в Гиссарском районе. Газпром так же закупает узбекский газ, ведет геологоразведку и добычу углеводородов. Среди крупных российских инвесторов — компании «Вымпелком» (телекоммуникации), «Евроцемент Групп» (производство строительных материалов), а также целый ряд других компаний, конкурирующих в Узбекистане главным образом с китайцами и японцами.

Отношения с Кыргызстаном и Таджикистаном остаются неопределенными, во-первых, в связи с тем, что Кыргызстан собрался в Таможенный Союз, а также из-за нерешенных территориальных и транспортных проблем. Огромное значение приобретают проекты, связанные с развитием транспорта, в частности, железных дорог. Что касается последних, то тут очень многое связано с интересами Китая и Соединенных Штатов и противостоянием интеграционных экономическими моделей, а также финансовыми потоками, возможностями и потенциальными выгодами прямого инвестирования.

Не стоит забывать, что нынешняя то затухающая, то возрастающая напряженность между Кыргызстаном и Узбекистаном – это те местные проблемы, на которых в любой момент могут (а если могут, — значит, будут) играть главные игроки мирового противостояния. Тем не менее, Узбекистан имеет для Бишкека большое значение в плане сообщения в западном направлении. С этой стороны Узбекистан незаменим и для маленького Таджикистана.

Конфликтным моментом в отношениях Узбекистана и Таджикистана является строительство Рогунской ГЭС на реке Вахш. Конфликт интересов вокруг этого крупного инфраструктурного проекта не прекращался, фактически, с самого его начала. Строительство ГЭС часто становится рычагом экономического давления. Самым ярким эпизодом стало удержание Узбекистаном на своей границе свыше 2 тыс. железнодорожных вагонов с грузами (топливо, пшеница, удобрения, лекарственные средства, техника, оборудование и другое), предназначенными для Таджикистана, в 2010-2011гг.

Таджикистан, построив ГЭС, рассчитывает, во-первых, стать энергонезависимым государством, а во-вторых, если проект будет реализован в полном объеме, поставлять электроэнергию на экспорт. Для этого высота плотины должна составить 335м – но в этом случае необходимо согласие соседних государств. Узбекистан же выступает резко негативно, не оставляя возможности для компромиссов. Кстати, именно Узбекистан, по сути, поставил Таджикистан перед жесткой и срочной необходимостью строительства. После выхода Узбекистана в одностороннем порядке из единого энергетического кольца Центральной Азии Таджикистан перестал получать электроэнергию из Туркмении, шедшую через узбекские электросети, и его положение сильно ухудшилось.

В строительстве ГЭС также заинтересованы крупные компании – например, «Русский алюминий» («Русал»).

Узбекистан же мотивирует свою позицию, прежде всего, вероятными катастрофическими последствиями для региона в случае возможной аварии на этом объекте. Рогунская ГЭС находится в зоне высокой сейсмичности на линии тектонического разлома, где неоднократно происходили землетрясения. Под основанием плотины располагается Ионахшский тектонический разлом сейсмической опасностью 9 баллов, заполненный каменной солью. Не меньше Узбекистан в официальных заявлениях беспокоит то, что любые изменения объемов и режимов использования стоков рек в регионе в результате строительства ГЭС могут привести к продовольственной и экологической катастрофе. У Ташкента есть и еще одно опасение. Оно заключается в том, что, регулируя сброс воды на Рогунской ГЭС, Душанбе сможет ограничивать объем потребляемой Узбекистаном воды, что очень важно, в том числе, и для орошения хлопковых полей, и Таджикистан тем самым сможет диктовать свои условия в различных спорах. Однако есть еще одна причина, которая делает Узбекистан противником строительства. Дело в том, что, как мы уже говорили, энергетика для Узбекистана является важнейшим источником дохода.

В целом, вокруг строительства ГЭС уже многие годы идет ожесточенная борьба, по сути, — за влияние в регионе. Вокруг проекта схлестнулись множество интересов, и его судьба зависит от того, какое место все же займет Узбекистан в мировых экономических раскладах, и наоборот.

Инвестиции в экономику Узбекистана

Оставим пока в стороне собственно политику и вернемся к экономике, которая, в конечном счете, ее определяет. Важнейшим показателем, свидетельствующем не просто о текущем состоянии, а о тенденциях, являются иностранные инвестиции. В этом плане Узбекистан за последнее время очень изменился. И хотя Каримов и связанные с ним лица стараются все контролировать, в стране созданы хорошие условия для привлечения иностранного капитала. Это в основном японские, китайские и южнокорейские инвестиции, а так же российские, о которых речь шла выше.

На территории Узбекистане созданы 3  особые экономические зоны: Свободная индустриально-экономическая зона в г. Навои, Специальная индустриальная зона в г. Ангрен и Специальная индустриальная зона  в г. Джизак. Ежегодно разрабатываются и утверждаются программы привлечения инвестиций. По даннымМинэкономразвития РФ, в 2013 г. прямые иностранные инвестиции в Узбекистане составили свыше 2,2 млрд. долл. Хотя данные на этот счет имеются разные, все они свидетельствуют о значительном увеличении потока инвестиций и расширении влияния на экономику страны иностранных компаний.

6 августа в Ташкенте Ислам Каримов встречался с министром экономики Японии Тошимицу Мотэги. В составе делегации были также представители крупных Японских компаний: «Иточу», «Мицубиси», «Марубени», «ДЖОГМЕК», «НЭК». А они приехали делать дела, а не просто в гости. В рамках визита состоялся бизнес-форум. Речь шла о расширении связей в различных отраслях, в частности, в энергетической, нефтегазовой, добывающей, химической и электротехнической, автомобилестроении, сфере телекоммуникаций.

Товарооборот между Узбекистаном и Японией не просто ниже, чем с Россией, а не идет с ним ни в какое сравнение. По итогам 2013 года он составил всего $215 млн. долл. Тем не менее, общий объем финансово-технического вложений Японии в узбекскую экономику уже составляет более $2 миллиардов. А этот показатель гораздо больше свидетельствует о заинтересованности Японии в Узбекистане, чем прямой товарооборот. То же самое можно сказать и о США. По итогами 2013 года товарооборот Между США и Узбекистаном составил $348 млн, з них импорт американских товаров в Узбекистан составил $ 321 млн, экспорт товаров из Узбекистана в США — всего $27 млн. И хотя экспорт американских товаров и вырос по сравнению с аналогичным показателем 2012 года на целых 12,8%, все же общий объем сравнительно очень мал. Но прямые инвестиции США в экономику Узбекистана в 2012 году составили 71 млн долларов (в 2011 году 63 млн долларов), что не так уж и много, но все же существенно.

Крупнейшим инвестором в Узбекскую экономику является Китай, который инвестирует строительство инфраструктурных объектов, строительство газопровода, а так же вкладывает в газодобывающую и другие отрасли промышленности. Председатель Китая Си Цзиньпин 19 августа встречался с президентом Узбекистана Исламом Каримовым. На этой встрече Си Цзиньпин подчеркнул, что сторонам необходимо непрерывно расширять масштаб торговли и инвестиций, усиливать сотрудничество в сфере энергетики, финансов, сельского хозяйства и строительства транспортной инфраструктуры. В частности речь шла о ветки D газопровода Китай — Центральная Азия, продвижении проекта железной дороги Китай — Кыргызстан – Узбекистан и расширении китайских предприятий на территории Узбекистана. Си Цзиньпин подчеркнул важность совместного строительства экономического пояса Шелкового пути. В свою очередь Каримов поспешил выразить намерение активно участвовать в важных китайских инициативах по созданию экономического пояса Шелкового пути и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Эти намерения как минимум свидетельствуют о том, что для Китая пока приемлем балансирующий меж разных огней Каримов у власти, а так же о том, что Китай и дальше будет вкладывать в Узбекистан. Условия для этого вполне приемлемые. Дело в том, что рабочая сила аналогичной квалификации в Китае часто оказывается дороже, чем в Узбекистане.

Свои интересы в стране отстаивает также Южная Коррея. 17 июля президент Республики Корея Пак Кын Хэ в прибыл с визитом в Ташкент. В рамках визита состоялся Узбекско-Южнокорейский бизнес-форум, в котором участвовало около 300 представителей крупных компаний Южной Кореи. Были подписаны соглашения о сотрудничестве в различных сферах, в частности в машиностроении, горнодобывающей, нефтегазовой, текстильной, химической промышленности. На данный момент в Узбекистане работают 412 предприятий с участием южнокорейского капитала. Объем взаимного товарооборота между Узбекистаном и Южной Кореей составил более $ 2,1 млрд США, что намного больше, чем между Узбекистаном и Японией, а так же Узбекистаном и США вместе взятыми.

Американские базы

Одним из наиболее резонансных политических событий последнего времени в Узбекистане стал визит командующего Центральным командованием Вооруженных сил США генерала Ллойда Джея Остина. Узбекские СМИ ограничились скупыми сводками, но главный вопрос, который не дает покоя многим аналитикам – будет ли открыта на территории страны американская военная база. Не исключено, что именно этот вопрос стал ключевым в повестке встречи, вплоть до того, что некоторые ресурсы распространили слух, что американский генерал привез с собой заманчивое финансовое предложение в размере 1 миллиарда долларов ежегодной арендной платы. Не будем гадать, правда это или нет, однако вопрос об американском базировании стоит действительно довольно остро, тем более, что Кыргызстан уже разместил перевалочную базу американцев в аэропорту «Манас».

Пока что можно лишь говорить о том, что если между сторонами будет достигнута договоренность, военная база разместится в городе Термез, который от территории Афганистана отделяет лишь река Амударья. Часть инфраструктуры в Термезе, скорее всего, сохранилась еще с советских времен, когда здесь располагалась крупнейшая учебка советских войск перед отправкой их в Афганистан. Неудивительно, что такая база может стать одним из ключевых факторов для установления и поддержания контроля в Центральноазиатском регионе и при условии размещения военного контингента и техники (включая авиацию) стать опорным пунктом США, выполняя задачи военного и разведывательного характера.

Против размещения американской военной базы в Термезе категорически выступает Германия, чьи военные пребывают в этом городе начиная с 2001 года. Стоит напомнить, что с того же 2001 года там находились и американские войска – они «содействовали проведению антитеррористической операции» в Афганистане. Тогда США использовали бывшую советскую авиабазу «Карши-Ханабад». На ней располагалось около тысячи солдат, базировались транспортные самолеты типа С-17 и С-130 и авиационная ударная группировка, состоявшая из самолетов F-15 и F-16. Летом 2005 года военные США покинули базу по решению узбекского правительства, заявившего, что соглашение о предоставлении базы «практически исчерпало себя», поскольку, по заявлениям официальных лиц США, «активная фаза военных действий в Афганистане завершилась еще в 2002 году». Фактически же это было связано с позицией США по событиям в Андижане и требованием провести международное расследование. Госдепартамент США раскритиковал правительство Ислама Каримова, обвинив его в том, что войска открыли огонь по мирным гражданам. Каримов обвинил в беспорядках исламских экстремистов и потребовал, чтобы войска США покинули Ханабад до конца года. Такая рокировка не то, чтобы сильно пошатнула позиции США в регионе, но все же сильно сузила пространство для маневра. Также в июле 2014 года закрылась единственная в Центральной Азии американская база, которая в 2001-м начала работать как военная, но в 2009-м была переформатирована в Центр транзитных перевозок. Учитывая активизацию борьбы на «евразийском фронте», США крайне нужен здесь военный и транспортный узел, и Узбекистан, в этом смысле, — одна из наиболее приемлемых кандидатур как географически, так и политически. Несмотря на то, что он в свое время был достаточно близок к России, а официальный Ташкент даже присоединился к Организации Договора коллективной безопасности государств СНГ, впоследствии Узбекистан вышел из ОДКБ, задекларировав свой «особенный путь» в вопросе обеспечения безопасности в регионе. Большинство постсоветских соседей, за исключением Туркменистана, продолжают состоять в ОДКБ.

Не стоит сбрасывать со счетов и собственные вооруженные силы Узбекистана, которые, в случае чего, также могут сильно повлиять на расклад сил в регионе. В недавнем докладе под названием «Индекс военной мощи государств мира», который подготовило американское рейтинговое агентство «Global Firepower», вооруженные силы Узбекистана заняли 48-ое место. Они признаны самыми дееспособными и мощными в Центральной Азии. Этому, в том числе, способствуют и США, предоставляя в рамках совместных проектов оборудование, средства индивидуальной защиты, программное обеспечение для силовиков.

Также недавно стало известно о решении Белого дома отправить в качестве американского посла в Узбекистан Памелу Спартлен. До этого она работала в Кыргызстане. Есть предположение, что основной задачей нового посла может стать «обеспечение “афганского транзита” в связи с выводом войск США из Афганистана через территорию Узбекистана, а также налаживание взаимодействия с Ташкентом в вопросе сотрудничества, направленного на стабилизацию афганской ситуации или, по крайней мере, “нерасползание” ее далее». Такое мнение высказал руководитель аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев. И к этой точке зрения следует отнестись внимательно. Также многие эксперты говорят о том, что немаловажной целью Спартлен станет лоббирование американской позиции в отношении украинского кризиса.

Наркотраффик

Еще один фактор, который мы должны учитывать при анализе ситуации в странах Центральной Азии – это то, что на них плотно завязан афганский и пакистанский наркотраффик. Афганистан – практически монополист опиумного производства: на него приходится около 90% рынка опиатов, естественно, нуждающихся в транспортировке, и Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан играют в регионе ту роль, которую в Латинской Америке вынуждены играть такие страны, как Гватемала и Сальвадор. Как справедливо указывают некоторые эксперты, наркоторговля настолько плотно сопряжена с государственным аппаратом некоторых из центральноазиатских стран, что разрушение первой может означать крушение последнего.

По приблизительным оценкам, через страны Центральной Азии проходит около четверти всех афганских опиатов, около 95 тонн героина и 35 тонн опиума. Границы между Афганистаном и центральноазиатскими республиками пролегают по гористой местности, населенной и тяжело поддаются защите, поэтому наркотраффик по т.н. «северному пути» Афганистан-Таджикистан-Узбекистан-Казахстан-Россия (и далее) не встречает непреодолимых препятствий. В обратную сторону транспортируются прекурсоры. Проблема же состоит в том, что отказаться от наркотраффика не так-то и просто: он затрагивает сопричастные секторы экономики, его обслуживающие, включая транспорт и грузоперевозки, химическую промышленность, финансовый сектор, продажу топлива, государственный сектор.

Часть афганского наркотраффика связывают с террористической организацией, Исламским движением Узбекистана: и раньше на него были завязаны многие каналы транспортировки наркотиков, а в этом году оно снова активизировало свою деятельность в Афганистане – и, похоже, неслучайно.

Борьба за дивиденды с транспортировки наркотиков через территорию Узбекистана становится важным фактором в клановой борьбе за экономическое влияние власть внутри страны, и, опять же, большое значение играет тот факт, что она плотно завязана на государственные структуры – прежде всего, СНБ (службу национальной безопасности). Люди, которых так или иначе связывают с узбекским наркотраффиком, числятся среди 300 самых богатых семейств Швейцарии. И нет никаких оснований считать, что там не захотят оказаться другие, а значит передел рынков (неважно, в форме узбекского «наркомайдана» или любой иной) непременно состоится.

Немного о политике

Политические элиты современного Узбекистана, по сути, балансируют на противостоянии между разными группировками мирового капитала и это дает возможность сохранять какую-то самостоятельность. Влияние Китая в регионе постоянно растет, и узбекский капитал, не оставшись в стороне, от этого, пока чувствует прямые выгоды. К тому же в стране в более-менее скрытом состоянии протекает межклановая конкуренция завязанная на конкуренцию глобальную, а для экономического господства политическая сторона дела, как известно, имеет немаловажное значение. Амбиции подпитываются и финансируются из вне. В идеологическом поле, в частности, это касается развития пантюркизма. В свое время американскую базу выдворили из страны из-за причастности США к неудавшемуся государственному перевороту. И этот механизм, в принципе, давно проверенный, хотя и не всегда срабатывающий так, как нужно совсем скоро может быть опять применен к Узбекистану, если власть не сможет достаточно умно лавировать между субъектами мирового противостояния, «взаимовыгодно» сотрудничая в разных сферах. Пока еще старый Каримов фактически соблюдает определенный баланс, который и позволяет ему и его окружению держаться на плаву в столь неспокойных условиях. Однако этот баланс весьма шаток.

Украинский вопрос

Достаточно показательным стало отношение Узбекистана к ситуации в Украине. Зимние события в Украине не затрагивали интересов Узбекистана непосредственно. Официальный Ташкент хранил молчание вплоть до крымских событий.

Реакция на присоединение Крыма к России выделила Узбекистан среди других стран постсоветской Центральной Азии. Ташкент твердо обозначил свое неприятие и непризнание Крыма в составе РФ. Но он сделал это весьма деликатно, что позволило, с одной стороны, продемонстрировать свою общность с подавляющим большинством «мирового сообщества», а с другой – не вступать в конфликт с Москвой. В заявлении Министерства иностранных дел, выражающем отношение к происходящему в Крыму, наряду с призывами к отказу «от применения силовых вариантов и использованию политических средств и усилий для решения возникших проблем мирными средствами», содержится тезис о «реальных угрозах суверенитету и территориальной целостности страны (Украины – авт.)», которые «не могут не вызвать глубокой тревоги и озабоченности в Узбекистане». Узбекский МИД в своих заявлениях настойчиво напоминал о «территориальной неприкосновенности и политической независимости любого государства».

В Ташкенте сочли необходимым именно в данной ситуации еще раз подчеркнуть свою независимость от российской политики, в частности, неучастие в «евразийской интеграции». Одновременно имел место ряд демонстративных жестов в сторону сотрудничества с США и НАТО. На этом основании одни эксперты говорили о развитии «многовекторности» во внешней политике Узбекистана, а другие утверждали, что Ташкент после украинского «перелома» в международных отношениях непременно превратится в «главное орудие США в регионе». И если исходить из логики разворачивающегося мирового геополитического противостояния, то говорить о «многовекторности» не получится. В конечном счете, попав в сферу влияния одной из противоборствующих сторон (а главные стороны здесь – это США и Китай), внутренняя и внешняя политика страны будет идти в русле ее интересов.

С другой стороны, власти Узбекистана демонстративно «задержались» с отправкой поздравления Петру Порошенко по случаю его избрания президентом Украины. Однако это был скорее знак непризнания того, каким способом пришла новая власть, чем негативного отношения к украинской власти в целом. Ташкент продемонстрировал полную готовность сотрудничать с Киевом не только политически, но главное – экономически (в особенности это касается такой критически важной для Украины отрасли, как сельское хозяйство).

Хотя формат обзорной статьи позволяет только отметить какие-то узловые моменты, тем не менее из вышеизложенного видно, как стремительно меняется ситуация в Средней Азии, и в частности в Узбекистане, в каком направлении развивается экономика. И так, внешне относительно стабильный и активно развивающийся Узбекистан, все больше уходящий в зону влияния Китая, может в ближайшее время оказаться на линии разлома по мере развития общего противостояния в регионе. И тогда спокойно в стране уже не будет. Однако более четко эту линию можно будет провести только рассматривая, как минимум, ситуацию в регионе в целом.

В следующий раз мы постараемся пристальнее взглянуть на Казахстан.

Продолжение следует

 



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Живая "мёртвая жизнь". О романе "Времявспять" (06.01.2018)   |   2018-й: между "Болотной" и "Поклонной" (02.01.2018)   |   "Эшелон", при желании, может показать зубы (29.11.2017)   |   Капсула-1980 (28.11.2017)   |   Коммунистическая революция капитана Саблина (24.10.2017)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
17.01.2018
 
Антифашистское шествие в Москве памяти Стаса и Насти (анонс)
 
13.01.2018
 
Презентация книги Леонида Развозжаева «Тюремные Университеты» (анонс)
 
06.01.2018
 
Живая "мёртвая жизнь". О романе "Времявспять"
 
02.01.2018
 
2018-й: между "Болотной" и "Поклонной"
 
22.12.2017
 
Компартия Греции выразила солидарность с шахтерами Караганды
 
11.12.2017
 
Д.Чёрный: День победы величайшего Будущего над убогим прошлым
 
10.12.2017
 
Обращение казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту» к Федерации профсоюзов Республики Казахстан
 
06.12.2017
 
Поздравляем Сейтказы Матаева с обретением свободы!
 
29.11.2017
 
"Эшелон", при желании, может показать зубы
 
28.11.2017
 
Вышел на свободу другоросс Щука, устроивший в Свердловске акцию "Ельцин, гори в аду!"
 
25.11.2017
 
К столетию Николая Тряпкина, сбор средств
 
21.11.2017
 
Комсомолец Денис Попов против декоммунизатора Дмитрия Энтео (анонс дискуссии)
 
09.11.2017
 
Обращение Рабочего Фронта Латвии к латвийским трудящимся
 
05.11.2017
 
В Казахстане подпольно вышел сборник материалов к 100-летию Великого Октября
 
03.11.2017
 
Международная научная конференция "Революция: историко-философское осмысление" (программа)
 
31.10.2017
 
8-й творческий конкурс на премию Левого Фронта им. Демьяна Бедного завершится на демонстрации 7-го ноября
 
21.10.2017
 
Встреча сторонников Левого Фронта в Ленинграде (анонс)
 
17.10.2017
 
Интернациональное мероприятие ЦК КПГ, посвященное 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции
 
14.10.2017
 
Алмазбек Атамбаев продолжает обличать клан Назарбаевых
 
11.10.2017
 
Лидеру нефтяников Мангистауской области Нурбеку Кушакбаеву в назарбаевских застенках исполнилось 35