Что такое теоретическое классовое сознание пролетариата



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
       Мы и они. Статьи членов КПРФ и о КПРФ
       PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии
       Экономика абсурда. Статьи об состоянии российской экономики
       Цена свободы слова. Статьи о положении СМИ
       Либеральный фашизм. Статьи о беззаконии власти
       По кодексу бесчестия. Статьи на криминальные темы
       Последний рубеж. Статьи о российской армии
       За державу обидно. Статьи о внешней политике России
       Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации
       Культурная революция. Статьи о культуре, религии и вопросах национальной политики
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии


Между розовым и черным


10.02.2015
Сергей Морозов, "Русское поле"

 

Критика в адрес черно-белого мышления давно уже является общим местом. Нас много и обильно призывают отойти от пролетарского максимализма, от категоричности кантовского императива, от жесткого разделения на Добро и Зло в сферу жизненных полутонов. Кто-то говорит о радужном многоцветье, кто-то проповедует «пятьдесят оттенков серого», но за всеми этими разговорами на самом деле стоит не более, чем продвижение парадигмы черного и розового, той же упрощенной модели, только с исключением белого, традиционно соотнесенного с чистотой духа, со святостью, праведностью, Светом, наконец.

То есть, в итоге всех эстетических прений и публицистических боданий последних двух десятилетий мы получаем на руки два важных результата: во-первых – упразднение высокого и горнего, во-вторых – отсутствие изображения жизни в истинном свете.

Проклинаемая черно-белая эстетика, задававшая довольно четкую систему ориентации в мире, по большому счету не исключала полутонов и цветовых переходов в рамках этой системы координат. Поэтому борение с ней, с одной стороны, являлось отражением невежества, непонимания абстрактности исходной модели, которая нуждалась в своей конкретизации, углублении и развертывании по мере ее применения к действительности, а с другой стороны, сознательным разрушением всякой системы ориентирования, ломкой всей системы координат, складывавшейся в культуре на протяжении тысячелетий.

Но отказ от бинарной оппозиции черного и белого не привел к отказу от самой идеи бинарности и своего рода дуализма. Период 90-х, когда доминировал черный, не отражал природы реальности, которая по-прежнему не желала втискиваться в рамки чернухи, и содержала в себе явно отличные от черного начала. Нужна была противоположная, позитивная краска, иной, противостоявший черному цвет. И им стал розовый.

Однако меньше всего его хотелось бы воспринимать только в конкретной форме как цвет гламура. И меньше всего хотелось бы чтобы возникшая оппозиция черного и розового рассматривалась бы исходя из субкультурного движения эмо, взявших его на вооружение. И в том, и в другом случае, перед нами бессознательное чутье изменившейся парадигмы. Парадигмы, в которой черный выступает как незыблемый Абсолют, а розовое противостоит ему как искусственное, рукотворное, созданное самим человеком, а не укорененное в жизни, и уж тем более, связанное с Богом, как светлое, белое начало. Розовое – это нечто сниженное, это сладенькое и мягкое для глаз, не режущее их ослепительной белизной, а потрафляющее и убаюкивающее.

Впрочем, в этой цветовой гамме, розовое является лишь относительной оппозицией черному. По сути, розовый –  это новый черный. Оно, как та самая пелена аполлонического начала у Ницше, которая набрасывается на ужасающую и подавляющую человека действительность. Отколупните розовое и вы увидите беспросветную черноту, скрывающуюся за внешне уютным и милым позитивом. Жизнь в розовом цвете – это своего рода наркотик, к которому общество стабильно приучают с конца 90-х, и который призван создать видимость хоть какой-то ориентации в жизненном и культурном пространстве.

Так во всем: в политике, в социальной жизни, в искусстве.

В политике чернота 90-х оттеняется сахарной розовой ватой, воплощенной в идее Империи, образом России, встающей с колен. Образы розовые, а не белые, именно в силу своей фальши и своего происхождения в логике «от противного». Из черноты, как средство, нацеленное на самоопьянение и самоодурманивание, они возникли. И их лживость, сочиненность, рукотворность легко обнаруживается при нехитром историческом обзоре русского патриотического сознания, которое было национальным и государственническим, и никогда – имперским, и идеи вставания с колен (как верно заметил Степан Демура, Ельцин уверял, что Россию нельзя поставить на колени, а тут надо же – уже вставать приходится). Перечислять можно до бесконечности: это и розовая дымка «русской весны», которой прикрыли неприглядность внутрироссийской жизни, и байки об отечественном производителе, и сильно-могучих национально-ориентированных олигархах, которые ориентированы на нацию только в том смысле, что спят и видят, как залезть к ней в карман. Державно-патриотический гламур, за которым все та же неприглядная, деградирующая внутренняя Россия. Этот образ только закрепляется и поддерживается розовой патриотической идеологией.

В социальной политике то же. Розовый флер заботы о стариках и спрятанное по углам признание специалистов-социологов о том, что в стране царит работающая бедность. Розовые ориентиры заботы о детях и с трудом, и не всегда выговариваемая чернота – в наиболее бедственном положении в современной России находятся семьи с детьми. Обилие круглых столов и разовых мероприятий при полностью разрушенной системе социальных институтов. Россказни о Левиафане и полная замена этого Левиафана административным восторгом, тиранической субъективной волей, от рядового столоначальника в затрапезном учреждении и до самых высоких кабинетов. И предсказуемая розовая реакция: «Дайте, пожалуйста, дайте нам Левиафана! Где Вы его увидели?» Но разве государство обязательно должно быть Левиафаном?

И чем больше розового льется с экрана телевизора, тем большие создаются условия для того, чтобы чернильное пятно расползалось по жизни, подтверждая, что розовый – это новый черный.

Заметнее всего эта черно-розовая эстетика в области искусства.

Сколько всего мы наслушались в последнее время о возвращении чернухи в кинематограф! Но полно, пропадала ли она?  Разве розовые «Солнечные удары» и «Легенды № 17» не оттеняют черного сумрачного блеска картин Звягинцева, Гай Германики и разных прочих живописателей концентрированной мерзости, к которой и сводится, по их мнению, жизнь современного российского общества? Разве не взаимодополняют они друг друга в своей оторванности от реального изображения действительности? Разве Михалков и Звягинцев – это не нечто однородное и однопорядковое, как верно заметил Д. Быков?

«Нам нужны положительные примеры, нам нужны положительные герои!» - требуют от искусства из года год. Но разве это натужное, выдаваемое по разнарядке, розовое положительное не является еще большим подтверждением того, что других основных цветов, кроме черного, у нас нет?

Розовое – это тупик. Патриотические сайты и издания, учреждения и организации, творческие объединения не должны уподобляться опиумным курильням, скрашивающим мэйнстрим черного течения российской жизни тому, кто не способен стоически относится к «прекрасному и яростному миру».

«Прекрасное – есть сама жизнь» - писали когда-то в эстетиках, требуя тем самым единства предмета и метода, твердо зная, что жизнь – это не темная комната, в которой приходиться заниматься ловлей черной кошки.

Нужно выйти из иллюзорной оппозиции розового и черного, в которую нас загоняют все эти годы к сложному черно-белому многоцветью самой жизни, а не плодить розовые мифы, считая, что позитивные наркотические пары – это все что осталось России в этом мире. Как там у Ницше? «А перед смертью еще больше яду».

 



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Путин вернул Россию в 90-е (31.05.2020)   |   "Сражались олени и люди..." (09.05.2020)   |   Как я пробирался в Москву, не встречая карантинного сопротивления (14.04.2020)   |   Новочеркасск-1962: мифы, причины, последствия (02.03.2020)   |   Д.Чёрный: Работа писателя исключает работу на государство, особенно на государство буржуазное (29.02.2020)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
06.06.2020
 
Заявление Объединенной Коммунистической Партии по поводу восстания в США
 
31.05.2020
 
Коммунисты Пензы упаковали памятник белочехам в чёрный трупно-мусорный мешок
 
29.05.2020
 
Заявление Президиума Центрального Комитета Объединённой коммунистической партии
 
27.05.2020
 
Дискуссия "Красная волна или саундтрек для вырождения?" (анонс)
 
23.05.2020
 
Мегафоны двадцати турецких мечетей двадцатого мая пропели коммунистическую песню "Белла, чао!"
 
13.05.2020
 
Неофашисты и полицаи не дадут покоя бас-гитаристу "Груп Йорум" и в стамбульской могиле?
 
09.05.2020
 
"Сражались олени и люди..."
 
05.05.2020
 
Московские полицаи отлавливают и сажают в "обезьянник" посмевших отмечать Первомай коммунистов
 
04.05.2020
 
Первомайское обращение ЦК КПГ
 
02.05.2020
 
Александр Кубалов: Многие очень сильно ошибаются, когда думают, что музыка вне политики
 
01.05.2020
 
Красный онлайн-Первомай (трансляция)
 
27.04.2020
 
Письмо Ибрагима Гёкчека, объявившего голодовку за право Grup Yorum выступать в Турции
 
18.04.2020
 
Ноам Хомский: США превратились в центр мирового кризиса
 
17.04.2020
 
Восстание женщин Чили и пандемия
 
14.04.2020
 
Дмитрий Чёрный о левом стоянии и общественном состоянии
 
13.04.2020
 
Мы категорически осуждали и осуждаем геноцидную блокаду Кубы!
 
09.04.2020
 
Долой памятники интервентам! Заявление Челябинского областного комитета ОКП
 
03.04.2020
 
ОКП поддержала заявление коммунистических и рабочих партий "Экстренные меры для защиты здоровья народа и прав трудящихся"
 
31.03.2020
 
ОКП против империализма и коронавируса
 
27.03.2020
 
Коммунисты 67 стран выступили с политическим заявлением в связи с пандемией