Что такое теоретическое классовое сознание пролетариата



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
       Мы и они. Статьи членов КПРФ и о КПРФ
       PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии
       Экономика абсурда. Статьи об состоянии российской экономики
       Цена свободы слова. Статьи о положении СМИ
       Либеральный фашизм. Статьи о беззаконии власти
       По кодексу бесчестия. Статьи на криминальные темы
       Последний рубеж. Статьи о российской армии
       За державу обидно. Статьи о внешней политике России
       Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации
       Культурная революция. Статьи о культуре, религии и вопросах национальной политики
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии


ПроСССРали Победу? Или о значении стихов


24.11.2015
Марина Бурик, ПРАВДА.info

 

Я хочу,                            

чтоб к штыку              

приравняли перо.

С чугуном чтоб                     

и с выделкой стали

о работе стихов,                       

от Политбюро,

чтобы делал                       

доклады Сталин.

«Так, мол,                            

и так...                    

И до самых верхов

прошли                           

из рабочих нор мы:

в Союзе                                

Республик                      

пониманье стихов

выше                        

довоенной нормы...»

 

Владимир Маяковский

 

Владимир Маяковский писал эти строки не просто так, не ради красного словца. И уж точно не для того, чтобы угодить Сталину. Сикофанты были всегда, но Маяковский не был сикофантом. Он был поэтом, чётко понимающим важность своей работы и свою ответственность перед человечеством. Причём перед человечеством, движущимся к историческому будущему. На пути преодоления классового общества, каким бы трудным, сложным, неоднозначным и противоречивым ни было это движение.

Да, именно, на Политбюро! Потому что стихи - это та же политика, если понимать это слово не в узком смысле мышиной возни представителей одного и того же класса в борьбе за власть и лучшие условия именно для своего капитала, а как борьбу глобальных движущих сил истории. Маяковский писал о политике по созданию нового человека, представителя нового общества, о борьбе за человека. А в такой борьбе ритмичное и рифмованное слово только и может быть действительно поэзией. Каждое его произнесение – акт борьбы за чувства и мысли во всех без исключения стихах, на все без исключения темы. От любви между мужчиной и женщиной до чувства собственного достоинства - в каждом у кого, в случае Маяковского, в руках советский паспорт.

Даже самые тонкие и лиричные строки – борьба за то, что ты Человек, и поступаешь как человек, и чувствуешь как человек. То есть как представитель человечества потому, что тобой оно чувствует себя же, и в тебе эти чувства облекает в слова. Вся поэзия окажется «партийной» (опять же в таком широком понимании), если присмотреться. Но не каждая партия способна рождать стихи, даже если к ней принадлежат люди, хорошо знавшие тонкости стихотворной формы.

В современной России всё больше и больше культурных мероприятий, где на поверку оказывается, что главное вовсе не культура, вовсе не правда, вовсе не драматургия, не музыка, не поэзия, а патриотизм. Под таким патриотическим девизом и был организован поэтический фестиваль «Трудовая доблесть России». Начался он с вручения ордена Сергия Радонежского от имени высокопоставленного депутата города Москвы. Той самой Москвы, в которой на самом деле 3 города, которые практически не пересекаются между собой - на уровне личного общения. Об этом власти позаботились.

Например, место, где большая часть тех, кто моет, чистит, кормит и строит Москву получают патент (разрешение) на работу, находится более чем в пятидесяти километрах от Москвы. Охраняется оно собаками. Там нельзя фотографировать. И, конечно же, буржуазно-бюрократическая Москва, не занятая в этой сфере (угнетения гастарбайтеров), о существовании этого места, где круглосуточно принимают и вежливо унижают больше тысячи людей, не догадывается.

Поэтому 3 Москвы, - жестокая гастарбайтерская, буржуазно-бюрократическая, и творчески-человеческая (я здесь вовсе не имею в виду всяких попсовых кино- и шоу-"звёзд", они живут в буржуазно-бюрократической), - редко пересекаются на уровне личного общения, зато крепко накрепко связаны в движении продуктов труда. Человечески-творческая Москва - во многом советская, во многом это ещё старой закалки педагоги, философы и молодые, которых не устраивает две другие Москвы, художники: музыканты, писатели, которые постоянно пытаются сделать что-то живое, насколько это возможно в таких условиях.

Живут молодые в основном очень скромно. На жизнь часто вынуждены зарабатывать работой разве что чуть лучше, чем у тех, кто стоит в очереди за патентом. Зато они богаты другим - тем, за чем будущее, и не зря делают они свои важные для Москвы, которую я люблю, и мало заметные для буржуазной Москвы дела в очень короткие промежутки свободного времени - того, в которое получается действовать по меркам свободы как осознанной необходимости (а не безделья или потребления). Эта часть Москвы, увы, сейчас самая маленькая. И уж точно нет от её имени раздавал награды округлый депутат (страшно напоминающий фигурой и всей выправкой гоголевские персонажи), равно как и не от имени гастарбайтеров (а награды-то некоторые назывались «Трудовой доблестью»!). Но за двумя последними, если они подружатся между собой и с остальными трудящимися Москвы - будущее.

Но сегодня не об этом, а о стихах как оружии. После вручения наград слышались уверения организаторов в том, что фестиваль самый настоящий патриотический, что они «не держат фигу в кармане» и горячо поддерживают политику правительства и «нашего дорогого президента». Представили членов жюри конкурса-фестиваля и гостей. Среди них оказались члены Союза писателей России, а так же представители изданий, отвечающих за литературу. Приветствие организаторов закончилось тем, что какой-то особо рьяный подхалим (и тут не важно, за деньги или по доброй воле) с зашкаливающей патетикой прочитал оду Путину, произносящему в построенном по проекту Ле Корбюзье здании ООН «на фоне зелёного мрамора» великую историческую речь. Он обозначил общий пафос мероприятия.

По условиям фестиваля-конкурса участником может быть каждый, кто достиг четырнадцати лет. Но среди конкурсантов преобладали люди среднего возраста, часть из которых считается признанной и зарабатывает на жизнь разного рода окололитературной деятельностью. Жюри ставило оценки за рифму, за образность, за «патриотизм», за содержание (тоже за «патриотизм»), и за труд (всё-таки «Трудовая доблесть России» организовывает). Каждый участник, а их было более двадцати пяти, должен был прочесть всего два стихотворения. Пять минут – ни много ни мало. Что можно сделать за 5 минут?..

И понеслось… Берёзки, колокола, церковь, бог, и победа… Наша Победа в Великой Отечественной Войне – лейтмотив восхваления нынешней российской власти и оправдания нынешней политики российского государства. Одно, два, три «стихотворения» и всё о той войне, о той победе, о русских и только о русских. И даже сидевшая в зале зенитчица, ветеран войны, скорее всего не заметила подмены. А ведь те русские, которые сражались и победили в Великой Отечественной были вовсе не русскими, а новым историческим образованием – Советским Народом. И даже эпохальная фраза «Русские не сдаются», как известно, была произнесена вовсе не русским по национальности, а, если я не ошибаюсь, казахом (точно представителем одного из народов Средней Азии). Когда он один отстреливался от фашистов и патроны у него уже заканчивались, ему предложили «сдавайся, русский», вот он и ответил… И ему было всё равно, что он вообще-то совсем другой национальности. Ведь дело-то вовсе не в ней. И уж точно не в берёзках и не в мистической «русской душе», которую кто-то совсем неумело, а кто-то более привычно превозносил и воспевал в отведённые ему пять минут.

Берёзки, душа, девушки, надевшие погоны почему-то в сорок первом (даже об исторической «матчасти» не все позаботились). А у меня на этом «литературном» мероприятии крутились в голове вовсе не литературные слова: «Просрали Победу и поэзию просрали». Ведь немецкий фашизм прекрасно знал, кто для него настоящий враг. Поэтому убивали в первую очередь даже не евреев, а комсомольцев и коммунистов. И для наших солдат тоже было понятно, что стрелять нужно в фашиста от имени и по праву всего человечества, избравшего путь уничтожения всякого превосходства одних людей над другими и всякой эксплуатации человека человеком, в том числе и превосходства одних наций над другими, и вообще национальной ограниченности.

Потому лучшие люди шли на самые опасные военные операции с одним единственным завещанием: «Если я погибну, прошу считать меня коммунистом». Воевали они под красным знаменем. А теперь эту победу мы, их внуки - отдали, да ещё и настолько позорно, что сами далеко не всегда понимаем это.

В Украине её отбросили как чужую, она и не может быть своей для этой, враждебной народу, власти. И потому восьмого и девятого мая на все госучреждения (больницы, школы, вузы) в обязательном порядке повесили изображения красного мака. Особенно комично они смотрелись на наркодиспансерах – комично, но не смешно.

В России нашу победу превращают в прикрытие для политики власти, которая вовсе не случайно выбрала триколор своим знаменем. А ведь в той войне мы сражались и против власовского триколора. Он для советского человека был символом поддерживающего фашистов врага - в том числе и потому, что советский народ поднялся, хоть и, как показала история, не до конца (потому и скатился назад), над уровнем нации и уж тем более национальности. Русские, украинцы, белорусы, грузины, узбеки, казахи и другие народы СССР точно знали, что это – их общее сражение и общая победа, что они – один народ. Это была победа рождающегося (но так пока и не родившегося), коммунизма над фашизмом.

Но время пошло вспять, советский народ отдал всё новым хозяевам, расползшись по республиками от обобществлённого человечества, к своим «берёзкам» и «калинам». Потому сегодня его просто нет, а его дети и внуки, не знавшие Советского Союза, но знающие множество страшилок о нём, убивают друг друга. И в общем-то всё равно, с криками это делается «за русский мир» или «слава Украине».

Из этих лозунгов преступно выбирать, какой лучше – «оба хуже», потому что одинаково служат уничтожению людей ради производства вещей. И даже «За нашу советскую родину» можно для этой цели использовать, как используют Победу. Патриотизм, пусть даже советский имеет свойство превращаться в национальный, местечковый, и слова остаются те же, но как только акцент был смещен со слова «советская» на слово «родина», так и произошло в области мысли, что в общем-то отражало тенденцию «вспять» в экономике.

Думала и слушала стихи о Великой Отечественной Войне, которые тоже ставят на службу этой буржуазно-бюрократической Москве и России, вне зависимости от того, понимает это тот, кто их писал или нет. А ведь поэт обязан понимать. Тем более, что «поэт в России больше, чем поэт»…

Пятый, шестой, седьмой участник...

Поэтическо-патриотический надрыв разбавил четырнадцатилетний парень какой-то летовщиной (в хорошем смысле слова), пусть и не такой яркой, как у Летова, но в отличии от рифм предыдущих ораторов тут была и мысль: «Все мы стали чьими-то игрушками». Грустно закончил он. А потом опять «святая Русь» идёт в бой… Как фон для воспоминаний о Бабушке. Она рассказывала, что многим в 1943-м году начинало казаться, что фашисты, пришедшие в их село в 41-м, никогда и никуда не уйдут. Часть односельчан, те кто ещё вчера вроде не терял человеческого облика, превращались в цепных псов, признающих новых хозяев, и даже находились те, кто их хвалил. Но им пришлось уйти… И тем, кто хвалил – тоже.

Было много тех, кто воспевал в своё время царя и царизм, и были они в чести… И им тоже пришлось уйти, а памятник нерукотворный воздвиг себе Пушкин, писавший своему другу, борцу с царизмом:

«Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!»

Звезда всё-таки взошла, хоть и через много лет. Поэтому меня не очень волновали судьбы тех, кто рьяно воспевает Путина. Официозное мероприятие вроде удалось… Обидно и противно… Хотелось уйти.

Но десятым на сцену в белом простом свитерке вышел, казавшийся в этот момент поначалу невзрачным и не в меру волнующимся, поэт Дмитрий Чёрный. Те же 5 минут, что и у всех. Но даже в 5 минут можно быть поэтом и отстоять даже на таком мероприятии, организованном в поддержку враждебной народу власти, этот народ и его гораздо более глубокие общечеловеческие чувства, чем чувство своей исключительности. Можно, как оказалось, говорить от имени его будущего, и давать почувствовать его другим своей поэзией.

И он это сделал. Не для наград он пришёл сюда. Не для того, чтобы засвидетельствовать покорность. Не для того, чтобы просто потроллить собравшихся. А ради того, чтобы исполнить обязанность настоящего поэта. Он должен говорить от исторического будущего, пусть даже оно хронологически прошлое (знаю, что найдутся те, кто поймёт эти слова слишком плоско, ну и пусть), и не только там, где его радостно хотят слушать. А иначе он и не может быть поэтом, ведь ритм и рифма, и даже удачный образ – это ещё не стихи.

Фестиваль "Форпост-2015" пошел «немного» не так, как его задумывали организаторы - и это замечательно, потому что в России есть как минимум один настоящий поэт.

 



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Путин вернул Россию в 90-е (31.05.2020)   |   "Сражались олени и люди..." (09.05.2020)   |   Как я пробирался в Москву, не встречая карантинного сопротивления (14.04.2020)   |   Новочеркасск-1962: мифы, причины, последствия (02.03.2020)   |   Д.Чёрный: Работа писателя исключает работу на государство, особенно на государство буржуазное (29.02.2020)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
06.06.2020
 
Заявление Объединенной Коммунистической Партии по поводу восстания в США
 
31.05.2020
 
Коммунисты Пензы упаковали памятник белочехам в чёрный трупно-мусорный мешок
 
29.05.2020
 
Заявление Президиума Центрального Комитета Объединённой коммунистической партии
 
27.05.2020
 
Дискуссия "Красная волна или саундтрек для вырождения?" (анонс)
 
23.05.2020
 
Мегафоны двадцати турецких мечетей двадцатого мая пропели коммунистическую песню "Белла, чао!"
 
13.05.2020
 
Неофашисты и полицаи не дадут покоя бас-гитаристу "Груп Йорум" и в стамбульской могиле?
 
09.05.2020
 
"Сражались олени и люди..."
 
05.05.2020
 
Московские полицаи отлавливают и сажают в "обезьянник" посмевших отмечать Первомай коммунистов
 
04.05.2020
 
Первомайское обращение ЦК КПГ
 
02.05.2020
 
Александр Кубалов: Многие очень сильно ошибаются, когда думают, что музыка вне политики
 
01.05.2020
 
Красный онлайн-Первомай (трансляция)
 
27.04.2020
 
Письмо Ибрагима Гёкчека, объявившего голодовку за право Grup Yorum выступать в Турции
 
18.04.2020
 
Ноам Хомский: США превратились в центр мирового кризиса
 
17.04.2020
 
Восстание женщин Чили и пандемия
 
14.04.2020
 
Дмитрий Чёрный о левом стоянии и общественном состоянии
 
13.04.2020
 
Мы категорически осуждали и осуждаем геноцидную блокаду Кубы!
 
09.04.2020
 
Долой памятники интервентам! Заявление Челябинского областного комитета ОКП
 
03.04.2020
 
ОКП поддержала заявление коммунистических и рабочих партий "Экстренные меры для защиты здоровья народа и прав трудящихся"
 
31.03.2020
 
ОКП против империализма и коронавируса
 
27.03.2020
 
Коммунисты 67 стран выступили с политическим заявлением в связи с пандемией