Два Прилепина: от "революция - нормальное занятие" до "никаких революций"



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
       Мы и они. Статьи членов КПРФ и о КПРФ
       PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии
       Экономика абсурда. Статьи об состоянии российской экономики
       Цена свободы слова. Статьи о положении СМИ
       Либеральный фашизм. Статьи о беззаконии власти
       По кодексу бесчестия. Статьи на криминальные темы
       Последний рубеж. Статьи о российской армии
       За державу обидно. Статьи о внешней политике России
       Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации
       Культурная революция. Статьи о культуре, религии и вопросах национальной политики
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации


Преемник Масхадова как побочный продукт неудач США в Ираке


15.03.2005
Антон Суриков, Правда-инфо

1. Вашингтон и «политический шиизм».

Начиная в 2003 году войну против Саддама Хусейна, администрация Буша преследовала широкие экспансионистские цели, касавшиеся всего региона Большого Ближнего Востока. Насколько можно судить, по первоначальным планам Ирак де-факто должен был стать американским протекторатом с марионеточным правительством и контролем корпораций США над нефтяными ресурсами страны. Следующим за Ираком объектом агрессии намечалась Саудовская Аравия. На первый взгляд это звучит парадоксально. Саудовская монархия всегда считалась ближайшим союзником Вашингтона, тогда как, например, Сирия и Иран уже давно объявлены частью «оси зла». Однако ни Иран, ни Сирию американцы оккупировать никогда всерьез не собирались и сейчас не собираются, несмотря на периодически раздающиеся угрозы. Военная оккупация 70-миллионного Ирана технически вообще невозможна – у США просто нет необходимого для этого количества войск. Максимум, что может себе позволить Вашингтон против этой страны – нанести «точечные» удары по объектам военной и ядерной инфраструктуры. А в случае Сирии оккупация просто бессмысленна. Нефти и других природных богатств там нет. Другое дело – Саудовская Аравия. Где-то с середины 1990-х годов королевство проводило все более самостоятельную политику  на мировом нефтяном рынке и в сфере экспорта радикального исламизма, что вызывало у США большое раздражение. На определенном этапе в Вашингтоне возобладала точка зрения о целесообразности установления прямого американского контроля над энергетическими ресурсами саудовской монархии. Для чего королевство предлагалось расчленить на три части: западную, центральную и восточную, где сосредоточены основные запасы нефти. При этом восточная часть должна была быть оккупирована. Тогда, с учетом зависимости от Вашингтона малых стран Персидского залива – Омана, Кувейта, ОАЭ, Катара и Бахрейна, а также принимая во внимание существовавшие до осени прошлого года планы свержения президента Венесуэлы Уго Чавеса, под непосредственным американским контролем оказалось бы более половины мирового экспорта нефти.  Случись такое, страны Европы, Восточной и Южной Азии оказались бы в сильнейшей зависимости от США. В чем, собственно говоря, и состоял замысел администрации Буша, первым шагом в реализации которого стал Ирак.

Однако в Ираке план сразу же и провалился. Не секрет, что легкая военная победа весной 2003-го года была достигнута не на поле боя,  а путем сговора администрации Буша с правившей в Багдаде суннитской элитой, предавшей Саддама в обмен на обещания  сохранить ее лидирующую роль в послевоенном Ираке. Однако на следующий же день после оккупации Багдада американцы суннитов банально «кинули», начав политические игры с шиитами и курдами. В ответ сунниты развернули вооруженное сопротивление, тайную поддержку которому на начальном этапе оказала Саудовская Аравия, не желавшая стать следующей мишенью США. С другой стороны, ситуацией воспользовался Иран, негласно поощряемый государствами «старой Европы» и Китаем. Инструментом иранской политики стали иракские шииты. В отличие от суннитов, шииты в противоборстве с США решили не полагаться на силовой ресурс. Составляя  большинство населения страны, основную ставку они сделали на использование демократических процедур для постепенного перехвата власти. Прошедшие в январе выборы показали, что эта ставка пока себя оправдывает. Таким образом, действуя через проиранских шиитов, Тегеран достаточно близко подошел к достижению цели, которую он не смог реализовать в ходе войны с Саддамом в 1980-е годы – установить в Багдаде исламский режим.

Описанная тенденция на постепенное формирование в Ираке (или, как минимум, на богатом нефтью юге страны и в  столице) шиитского исламского режима, означает переформатирование всего политического пространства Большого Ближнего Востока. Наметилась ось, которая, очевидно, со временем свяжет Иран, Ирак, алавитский режим в Сирии и шиитов в Ливане, политические интересы которых представляет партия «Хезбалла». Это радикально повысит вес и влияние Тегерана, как минимум, в двух критически важных зонах – в Персидском заливе и Палестине. В странах Залива, как известно, весьма велика доля шиитского населения. В Бахрейне и Омане они составляют большинство населения. В Кувейте и на востоке Саудовской Аравии их от четверти до трети. При поддержке из Тегерана и Багдада этого может оказаться  достаточным если не для свержения нефтяных монархий, то для их тотальной дестабилизации. Аналогично Ливан и Палестина. В последние два года до трех четвертей всего объема финансирования «Интифады» идет из Ирана по каналам партии «Хезбалла» и ее филиала на западном берегу Иордана и в секторе Газа, группировки «Исламский джихад». Происходящий сейчас вывод из Ливана сирийских войск обещает усилить конфронтацию в ливанском обществе. Так как «Хезбалла» видимо сильнее своих оппонентов – христиан-маронитов, друзов и мусульман-суннитов, конфронтация рано или поздно приведет к тайному или явному израильскому вмешательству на стороне противников проиранских сил. А тогда симметричные действия «Хезбаллы» и «Исламского джихада» в Палестине станут неизбежными. Причем, новый всплеск «Интифады», вероятно, не только нанесет непоправимый ущерб плану «Дорожная карта», но и крайне негативно повлияет на внутреннюю стабильность Египта и Иордании.

Изложенный сценарий, который эксперты уже успели окрестить экспансией «политического шиизма», на первый взгляд означает полный крах политики США в регионе. Однако, как не парадоксально, с некоторых пор практические действия Вашингтона направлены на подталкивание событий именно в таком направлении. Осенью прошлого года американцы окончательно убедились, что их первоначальный замысел установления прямого военного контроля над нефтяными ресурсами региона не реализуем. Видимо, именно тогда созрел другой замысел – попытаться обратить поражение в некое подобие победы. Ведь еще больше чем США и даже Израиль «политический шиизм» напугал арабские режимы, в первую очередь – Саудовскую Аравию. Сейчас в Эр-Риаде уже не опасаются американской оккупации восточной части страны. Там понимают, что неудачи в Ираке сняли подобную затею с повестки дня. Зато рост влияния Ирана воскресил у саудитов и других «умеренных» арабов худшие страхи времен имама Хомейни и ирано-иракской войны. Единственной силой, которая в состоянии сдержать ожидаемую шиитскую экспансию в условиях резкого ослабления иракских суннитов, нефтяные шейхи считают США. А те, в обмен на все более возрастающие в цене гарантии безопасности, требуют полной внешнеполитической лояльности и экономических преференций. По некоторым признакам, взаимное понимание на сей счет практически достигнуто. Американо-арабские отношения вновь возвращаются в формат 1980-х годов. На долго ли?

2. От сепаратизма к Халифату.

В 1980-е годы «дружба» между США и саудовскими принцами не ограничивались гарантиями безопасности. Важным направлением сотрудничества, у истоков которого стояли директор ЦРУ Билл Кейси и глава внешней разведки Саудовской Аравии Турки аль-Фейсал, по инициативе Вашингтона» стал тогда комплекс целенаправленных действий по дестабилизации СССР. Именно этим было вызвано искусственное обрушение мировых цен на нефть в середине 1980-х годов, поставившее советскую экономику в крайне затруднительное положение. Другая важная сфера – поддержка моджахедов в Афганистане при «руководящей и направляющей роли» США и заметном финансовом и идеологическом участии саудитов. Сегодня  имеются основания полагать, что подобная же схема может быть вновь применена, на этот раз на Северном Кавказе. Цель – дестабилизации и последующее расчленения РФ.

То ли 6, то ли 8 марта где-то в Чечне был уничтожен Аслан Масхадов. Кем уничтожен, с чьей санкции и почему сразу же после саммита США-РФ в Братиславе – вопросы крайне интересные. Для понимания истинного значения этого события особенно важна реалистичная оценка личности приемника покойного президента Ичкерии. Им стал 38-летний уроженец Аргуна Абдулхалим Абусаламович Садулаев, он же Ахмад Файруз шейх Абдулхалим. Легковесные кремлевские политтехнологи уже успели запустить глупые PR-версии, что шейх якобы вовсе даже и не шейх, что его вообще не существует в природе, что он араб из Саудовской Аравии, что он является марионеткой в руках Басаева. Все это далеко не безобидно. На деле РФ получила в лице шейха Абдулхалима весьма опасного противника, которого нельзя недооценивать. Будучи одним из идеологов салафизма, шейх имеет серьезные связи и авторитет в исламском мире.  Его приход будет иметь заметные последствия для стратегии и тактики «джихада». Бывший советский полковник Масхадов несмотря ни на что оставался сторонником  независимой Ичкерии как относительно светского национального государства. Шейх Абдулхалим – поборник Халифата. Это такой тип государственного устройства, когда отрицаются национальные обычаи и традиции, а источником права являются только Коран и Шариат. Для Халифата не принципиальна национальная принадлежность. Не важно, кто человек – русский, чеченец или кто-то еще. Главное, чтобы он был мусульманином. Не случайно, после объявления Абдулхалима президентом, не только в Чечне, но и в джамаатах за ее пределами была проведена процедура принесения ему присяги на Коране как верховному амиру Кавказа и всех мусульман России. В случае Масхадова о подобном и речи быть не могло.

Различие целей дополняется различием методов. Масхадов был сторонником принуждения Кремля к переговорам о предоставлении Чечне независимости по образцу Хасавьюрта. Шейх Абдулхалим является противником любых форм диалога с нынешней властью. По его мнению, главная задача боевиков – содействие революционному свержению кремлевского режима, после чего вопрос о создании на Северном Кавказе Халифата якобы решится сам собой.  Исходя из этого, шейх весьма скептически настроен относительно массовых захватов заложников наподобие «Норд-оста» и Беслана. Шантаж власти, игра в «доброго и злого следователей» по типу Масхадов-Басаев хотя им и  не отрицаются полностью, но в качестве главного инструмента диверсионной войны не рассматриваются. Абдулхалим не настроен вообще ни на какой диалог с Кремлем, даже с позиции силы. Он непримиримый враг режима, считающий джамааты ударной силой и авангардом будущей социальной революции в России, которая «освободит» Кавказ.  Основной его метод  – крупномасштабные теракты в форме искусственных техногенных катастроф, применения биохимического и радиологического оружия. Это, по замыслу, должно полностью деморализовать российское общество, продемонстрировать населению РФ, что власть не в состоянии его защитить. Проше говоря, что власти просто нет. При этом сам он заниматься технической стороной диверсий явно не намерен. Для этого есть другие люди, те же Басаев и Умаров, есть специальные сетевые террористические структуры. Однако принятие политических решений и религиозное оправдание террора шейх безусловно оставит за собой. Иными словами, устранение Масхадова и приход Абдулхалима означают завершение трансформации чеченского сепаратистского сопротивления в религиозно-идеологическую диверсионную войну на всем Северном Кавказе и в других регионах РФ. В первую очередь, в Москве и Санкт-Петербурге.

В международном плане смерть Масхадова – это, прежде всего, потеря для Европейского Союза. Теперь Шредеру, Блэру и Шираку затруднительно будет призывать Кремль к диалогу с «умеренными сепаратистами». Таковых в Чечне уже нет. Единственное, что осталось европейцам, - это критика «федералов» за «нарушение прав человека». Или, использование оставшегося без реальной работы Закаева, который на днях объявил Басаева агентом спецслужб РФ. Видимо, в скором будущем британская разведка МИ-6, плотно опекающая «спецпредставителя президента Ичкерии» в Лондоне, разовьет через него эту тему. Например, обвинит в западных СМИ российские официальные структуры в организации «Норд-оста» и Беслана. У США же, наоборот, в руках оказались все реальные рычаги давления на РФ через Кавказ. Используя своего «старого-нового» младшего партнера в лице Саудовской Аравии они теперь могут гибко управлять ситуацией, повышая или понижая градус конфликта. Вопрос только в том, насколько прочным и долговечным окажется взаимопонимание Вашингтона и Эр-Риада? И в чьих интересах будет использоваться описанный механизм дестабилизации, если на каком-то этапе американо-саудовское взаимопонимание вдруг исчезнет?



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Почему я коммунист (11.12.2018)   |   Врагам надо платить больше? (10.12.2018)   |   Два Прилепина: от "революция - нормальное занятие" до "никаких революций" (05.12.2018)   |   Сильнее смерти, вопреки лжи (18.11.2018)   |   Товарищ Ногин чем-то сильно обидел Воробьёва и Сухина? (11.11.2018)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
18.12.2018
 
По призыву Всемирной Федерации Профсоюзов прошел пикет протеста у здания посольства Франции в Москве
 
14.12.2018
 
Координационное совещание борцов с мусорной мафией и подмосковными мусорными полигонами (анонс)
 
11.12.2018
 
Почему я коммунист
 
10.12.2018
 
Врагам надо платить больше?
 
07.12.2018
 
Заявление Президиума ЦК ОКП к 25-летию Конституции Российской Федерации
 
05.12.2018
 
Выступление генерального секретаря ЦК КПГ на 100-летнем юбилее партии
 
01.12.2018
 
Общероссийская акция "Неделя гнева" (анонс)
 
27.11.2018
 
Айнур Курманов: Казахстанский режим установлен в интересах транснациональных корпораций
 
21.11.2018
 
С 1 января в Казахстане повысят пенсионный возраст для женщин
 
18.11.2018
 
Письмо солидарности Союза профсоюзов России с товарищами из КНПК
 
16.11.2018
 
Дискуссия "Первая мировая война: отечественная или империалистическая?" (анонс)
 
13.11.2018
 
Компартия Мексики - о солидарности с караванами мигрантов
 
12.11.2018
 
О разрешении властей США стрелять по колоннам иммигрантов на границах. Заявление ВФП
 
10.11.2018
 
Рок-фестиваль "Не пряча лица" (анонс)
 
06.11.2018
 
Компартия Бразилии призывала к созданию широкого демократического фронта против Болсонару
 
02.11.2018
 
Отверженные эпохи неолиберализма
 
30.10.2018
 
Восхваление пособников нацизма - проявление сути назарбаевского режима
 
26.10.2018
 
Нет - интервенции против палестинского народа!
 
22.10.2018
 
Дмитрий Чёрный: Столетие комсомола - мирового уровня праздник, ждём всех!
 
18.10.2018
 
Митинг против установки памятника Солженицыну в Москве (анонс)