Главная опасность для нас после победы революции - расслабиться и стать слишком благодушными



    Главная страница
    О партии
    Информационный центр
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    СКП-КПСС
    Центр исследований политической культуры
    Персоналии КПРФ
     100 анекдотов про Зюганова
     Неофициальная страница В.И.Кашина
     Неофициальная страница И.Мельникова
     Неофициальная страница Решульского
     Неофициальная страница Вадима Соловьева
     Неофициальная страница Маслюкова
     Неофициальная страница Проханова
       Статьи
       Книги
       Интервью
       Пресса о Проханове
     Неофициальная страница О.Куликова
     Неофициальная страница Смолина О.Н.
     Неофициальная страница Аграновского
     Неофициальная страница Баранова
     Неофициальная страница Ю.В. Афонина
     Неофициальная страница В.С.Никитина
     Неофициальная страница Черного
     Неофициальная страница Чикина
     Неофициальная страница Экарта
    Наша история
    WAP-сервис
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Союз Коммунистической Молодежи
    КПРФ в Думе
    Народно-патриотические СМИ
    Проекты КПРФ.ру Новые левые
    Народные новости
   Отдел организационно-партийной и кадровой работы
   Референдум




Рассылка материалов КПРФ



 
Правда.Инфо
 




 
Rambler's Top100



Разработка NZVD




Неофициальная страница Проханова



Проханов Александр Андреевич
гл. редактор газеты «Завтра», основатель и лидер движения «День»


Биография

26 февраля 1938 родился в г. Тбилиси, русский.

В 1960 окончил Московский авиационный институт имени С. Орджоникидзе.
Работал инженером, затем лесником в Карелии и Подмосковье.

С конца 60-х годов - корреспондент "Литературной газеты". Работал в Афганистане, Никарагуа, Кампучии, Анголе, Эфиопии и других "горячих точках". Автор первых очерков о событиях на острове Даманском во время советско-китайского конфликта в марте 1969.

В 1971 издал свои первые художественно-публицистические книги: "Иду в путь мой" (предисловие к ней написал Юрий Трифонов) и "Письма о деревне".

В 1972 был принят в Союз писателей СССР.
Написал более 30 повестей, романов и сборников публицистических статей.

В 1989 - 90 - главный редактор журнала "Советская литература".

С декабря 1990 - главный редактор газеты "День".

В 1991, во время выборов президента РСФСР, был доверенным лицом генерала Альберта Макашова.

19 августа 1991 поддержал действия ГКЧП.

Летом 1992 создал движение "День" - объединение читателей газеты.

4 октября 1993 газета "День" была закрыта. Однако в ноябре этого же года зять Проханова Александр Худорожков зарегистрировал газету "Завтра", главным редактором которой стал Проханов.

В 1996 на президентских выборах поддерживал кандидатуру Геннадия Зюганова.

В 1997 стал одним из учредителей Агентства патриотической информации (АПИ).

15 декабря 1997 на Проханова было совершено покушение. Неизвестный у дверей дома Проханова ударил его по голове кастетом. Проханов получил сотрясение мозга.

1 марта 1999 был избит около своего дома двумя неизвестными.

Увлекается рисованием в стиле русского лубка и примитивизма.

Любит позднего Маяковского.

Коллекционирует бабочек.

Любит экзотические блюда, в частности, жареных бабочек и саранчу (акрид) с медом.

Награжден орденами СССР.

Женат.
Трое детей (двое сыновей и дочь), внук.
Сын Василий - фотокорреспондент газеты "Завтра".

Книга «Дети» Владимир Бондаренко
«Имперский герой Александра Проханова»

Александр Проханов сегодня становится героем русского национального сопротивления.

И дело не только в том, что, по признанию враждебного телевидения, газета «День» — «Завтра» одна из наиболее интересных газет. Ее изучают, за ней следят в ЦРУ и Моссаде, в Рэнк корпорейшн и Гармиш-колледже — ведущих разведывательных центрах мира. Ее выписывает библиотека Конгресса США, за ней присылают фельдъегеря правительственной связи из дома Ельцина. Чем выделилась она среди других патриотических изданий? Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять ее главного редактора Александра Андреевича Проханова.

«Незаменимых нет» — один из самых страшных лозунгов былых лет. Под этим лозунгом выбивалась русская интеллектуальная элита — в науке, технике, культуре. Из-за последствий этого лозунга мы так долго блуждаем в поисках своих национальных лидеров. Русское поле было выжжено, вытоптано, загажено, сорняки перестройки кичливо возвышались на этом выжженном пространстве. Но неистощима земля русская, она дала новые всходы, появились смелые, решительные люди, люди действия.

Александр Проханов — писатель, и его проза помогает нам понять его самого. Как только не обзывали его за последние десятилетия — «технократ», «соловей генштаба», «певец НТР», «политрук литературы». Он всегда шел — своим путем.

Да, он — русский националист, но никогда он не был — националистом от сохи и березки, от сарафана и балалайки. Он не менее своих уважаемых оппонентов ценил и знал русский фольклор, многие знают, как прекрасно он поет древние русские песни, знают его лубочные картинки, его «примитивную живопись», идущую от древних крестьянских традиций. Но — понимал он с самого начала, — чтобы сберечь все это, чтобы страна могла гордиться своим крестьянским православным ладом, своей иконописью и своими песнями, чтобы во всем мире ценили ее искусство и ее историю, ее культуру и ее национальный быт, чтобы гордиться в прошлом, надо быть уверенным в настоящем, надо определять и будущее. И потому — он понимал первейшую важность — русской фундаментальной науки, русских технологий, надежнейшего русского военно-промышленного комплекса. Если у кого-то из его друзей был комплекс неполноценности, комплекс зависти, комплекс амбициозности, то у Проханова был свой комплекс — военно-промышленный...

Он не хотел, чтобы Россия повторила путь Византии, у которой было не менее славное прошлое, своя этнография, свой традиционный уклад.

И потому Александр Проханов — националист настоящего и будущего. В прозе он — романтический этнограф второй половины двадцатого века. Вот метод работы Проханова-журналиста: когда он приехал в Чернобыль, он познал это бедствие на трех уровнях. Он делал вместе с вертолетчиками, сбрасывавшими песок на реактор. Он прошел с шахтерами по туннелям под реактором. Он вместе с мальчишкам и солдатами прошел путь к реактору и по земле. Кто еще из журналистов может рассказать о таком изучении события? И с учетом, что в Чернобыль Проханов прилетел сразу после возвращения из Никарагуа, где в партизанских джунглях подхватил малярию... И опять же, вспомним Афганистан. Александр Проханов прошел самыми опасными маршрутами. Мне рассказывали в Кандагаре, как он с фотоаппаратом бежал вместе с десантниками, даже опережая их — в ту самую «зеленку», откуда стреляли, где многих ждала смерть. Это не камуфляж М. Лещинского, для которого (как для Р. Кармена в годы войны) солдаты устраивали искусственные бои, фальшивые атаки, который выезжал под сильнейшей охраной, а ныне занимается разоблачениями «грязной войны». Это не опереточные поездки литераторов типа Андрея Дементьева, победоносно отсидевшегося в посольстве в Кабуле.

Это же самое бесстрашие позволило ему в телеинтервью 21 августа, — когда всем стал уже очевиден плачевный итог ГКЧП, когда Сергей Михалков звонил в редакцию «Дня», срочно снимая уже набранное, сверстанное приветствие гэкачепистам, — не отказаться от своих друзей О. Бакланова, В. Варенникова, выразить тревогу за развал Державы...

Не менее недели он ходил на работу в редакцию в ожидании ареста. В такие минуты человек виден особенно ярко. Мы бы простили ему слабость, обреченность, тоску. Ее не было!

Это же бесстрашие и способность к действиям, увы, предопределили его поражение на съезде писателей России. Пассивная, анемичная, послушная и прилежная часть российских писателей побоялась иметь такого яркого, решительного, способного на действия — лидера.

Да, сегодня, несомненно, время Александра Проханова и таких, как он. Он победил уже потому, что нашел свое время. Время действовать. Он упорно, всей генетикой своей, не вписывался в застойную ситуацию, он там был лишним, ненужным. Он сам это понимал — и стремился вырваться из липкого мира застоя. Он нашел себя — в горячих точках планеты.

Уже в семидесятые, когда Проханов утверждал технотронную Россию, споря со своими нынешними друзьями и союзниками по патриотическому движению, и сторонники, и противники его — понимали его неконъюктурность, чувствовали его подлинную страсть, ощущали его трагические истины. Да, в каких-то моментах его работы совпадали с работами обслуживающих ЦК КПСС литературных лакеев типа Ю. Антропова, М. Колесникова, И. Штемлера, А. Гельмана, но те писали по заказу партии и менялись с новыми установками, а Проханов нес читателям свою страсть и волю, свою мечту о великой державе. Его техницизм близок техницизму Андрея Платонова, его империализм близок империализму Николая Гумилева. Речь идет о типе творчества. Даже сидя в большевистской тюрьме, Николай Гумилев приветствовал поход Красной Армии на Иран, как приветствовал его еще один русский националист, русский гений Велемир Хлебников. Прозу Проханова я сравнивал с прозой еще одного решительного романтика, погибшего на кавказской войне, Бестужева-Марлинского. Вот вам и литературная традиция, вот еще одна великая ветвь русской литературы.

Конечно, по своему дарованию Александр Проханов — великий авангардист, и потому государственник, эстет и консерватор, как Константин Леонтьев и Василий Розанов, как Владимир Маяковский, наконец.

Помню, когда своими технократическими манифестами Александр Проханов взорвал сонную литературную Москву семидесятых годов, к нему жадно потянулся Андрей Вознесенский, другие литературные экспериментаторы-творцы. Но, видно, дух творчества был у Вознесенского не так силен, и он сдался в угоду ремесленному версификаторству, внешне схожему, но внутренне чрезвычайно далекому от авангардизма. Не хватило духу у Вознесенского пойти путем Хлебникова или Маяковского, очень трагичен такой путь у подлинных авангардистов. Куда удобнее Крученых или Кирсанов — фальшивомонетчики от авангарда, по их пути уютно прошли все наши литературные перестройщики, все эти вегины, Вознесенские и прочие Кедровы...

Александр Проханов оставляет для себя родниковые оазисы своей «малой родины». Может, в этом загадка характера Проханова? Может, кризис национальной русской элиты, выбитой беспощадно в течение столетия, будет благополучно завершен благодаря таким суперпассионарным группам русского населения, как молокане, староверы, казаки, поморы и т. д.?

Когда-то его молоканская родня держала Военно-грузинскую дорогу. От ямщика требовалось не только умение хорошо гнать лошадей, но и уметь обороняться. Видеть, наблюдать, и сразу — действовать, иначе смерть в горах от разбойников, непокорных абреков или от обвалов, лавин и т. д. Деды у Проханова — известные проповедники. Один из них умер в эмиграции в Берлине, его проповеди, его технические проекты, его пламенная публицистика так близки внуку — Проханову. Рожденный в Тбилиси, впитавший в себя кровь неотступных религиозных проповедников и солнце Кавказа, он имеет право на президентство в Грузии ни меньше, чем Э. Шеварднадзе, по крайней мере, такие сыны Кавказа, как Маяковский или Проханов — ведут и вели себя более достойно, более по-рыцарски, чем этот переметнувшийся кагэбэшник.

Проханову близок поздний Маяковский. Они оба — ярые государственники, у обоих — яростное вхождение в действительность, оба сориентированы на общество. С какой страстью посылает Проханов рефлексирующих героев своего поколения на линию огня! Состраданию он предпочитает действие в защиту страдающих.

Думаю, что главная идея у Александра Проханова — это идея ГОСУДАРСТВА. Все его герои — государственники. Вот почему с неизбежностью он разминулся с авангардистами-разрушителями типа Вознесенского и почему с еще большей неизбежностью сблизился с традиционалистами-почвенниками, с лидерами деревенской прозы — В. Беловым, В. Распутиным. С разных эстетических сторон они пришли к единому этическому выводу — спасти русский народ ныне и вовеки веков может только мощное, созидающее государство.

Еще со времен Господина Великого Новгорода и древнего Киева живет в русском государстве одержимость идеей государства как некой целостности этических, эстетических, политических и экономических основ нации. При сменах общественных формаций, при перемене господствующих классов видоизменялась, но вновь оживала эта идея. От Ярослава Мудрого до Александра Невского, от реформатора Сперанского до пушкинского однокашника Горчакова, от Потемкина и Безбородко до маршала Жукова. Полководцы Великой Отечественной, покорители космоса — все они творили во имя государства. И даже во вражде братской, становясь по разные стороны, боролись друг с другом, но не с государством, препятствуя нашим внешним врагам, вспомним генерала Деникина, Бунина, Солженицына.

Он (опять прямое совпадение с Маяковским) при всей своей идеологичности никогда не вступал в партию. По сути своей — он антимарксист. Но как государственник, он верно служил и будет служить государственным интересам России.

Уверен, таким же он был бы и сто лет назад, служа Государю Императору, таким будет и в будущем, при любой власти — если эта власть будет стремиться к созданию великой России, будет верно служить национальным интересам России — будь то монарх, президент или еще кто. Он не боится ни смешанной экономики, ни предпринимательства, ни народного капитализма, ни государственной собственности. В этом смысле он не идеолог и не политик, и больший плюралист, чем все нынешние демократы.

«Мещанин — это не тот, кто держит канарейку и оклеивает комнату обоями в цветочек. Это тот, кто утратил государственное самосознание, не способен к жертве, потерял коллективную этику. И таким филистером может стать академик, писатель, кинозвезда в той же степени, как рабочий или крестьянский сын».

Вот почему газета «День» активно публикует монархистов и коммунистов, русских предпринимателей и православных священников, эмигрантов и генералов. Это не плюрализм без берегов, это не идеологическая путаница — это четкая и взвешенная идеология государственного самосознания. Минин и Пожарский, когда спасали Россию, тоже не думали еще, какого Государя вести на трон, чьи группировки церковные, военные или боярские поддерживать. Сначала спасем Россию, а там всем ясно будет. Это идеология спасения нации — может быть, высшая из всех существующих идеологий.

Его истинное трагедийное восприятие мира улавливали немногие — Руслан Киреев, Владимир Гусев, Владимир Личутин. Так явно увидеть вылетевшую в тебя в упор пулю из автомата никакой созерцатель не в состоянии. Это уже эзотерическое, потустороннее видение писателя трагического мироощущения.

Удивительно, но когда к творчеству Проханова обращаются талантливые критики, даже из явно враждующего лагеря, наряду с критикой идет сквозь зубы и признание его несомненного таланта. «Дело в том, что Проханов, что бы о нем ни говорили, все-таки талантлив... Такие рассказы («Петров крест», «Соляной Петр», «Плавающие коровы»)... и сейчас составили бы честь любому журналу», — пишет в «Литературной газете» П. Басинский. В журнале «Столица» пишут о прохановской прозе «необычной, звонкой, переливчатой», об «острой наблюдательности, и лиризме, и патетике», о «тонких, импрессионистического лада миниатюрах» — прежде чем далее совершить обыкновенное гнусное предательство. Не один раз убеждался, как разоблачают себя, обличая Проханова, господа разоблачители. На истинную полемику бесстрашия, мужества не хватает, а клевеща и донося — выдают самих себя с головой.

Александр Проханов, как человек, обладает еще одним, увы, сегодня редким свойством: он до конца верен дружбе, не умеет предавать друзей, даже когда расходится с ними во взглядах.

«Слово к народу» — сейчас уже не секрет, что написал его Александр Проханов, написал, убежденный в правоте всего заявленного. Прочитайте его сегодня. Интуицией своего траредийного дарования Проханов предвидел развал страны, деградацию экономики, гибель культуры, эскалацию войн. Жаль, что это слово не было услышано народом. Жаль, что не нашлось умных государственных лидеров.

И потому сегодня, может быть, главное, что делает Александр Проханов, — всячески поддерживает русскую национальную элиту, формирует ядро национальных лидеров.

Не будучи чистым политиком, Александр Проханов, как никто другой, взял на себя важнейшую роль — объединителя.

К тому времени государственная идея у Проханова, наконец, обрела и фундаментальную основу, объединяющую все наши народы вокруг русского центра — концепцию евразийства.

К этому шел Александр Проханов годами, если не десятилетиями. Он никогда ничего не хотел отдавать нашим противникам — разрушителям государства ни пяди земли, ни одного национального гения, ни одной культурной традиции. Первоначально сумятицу в его мировоззрение внесла сама жизнь. Он — инженер-авиатор, закончив Московский авиационный институт и проработав несколько лет инженером-оборонщиком, ушел в лесничество, стал лесником сначала в Подмосковье, затем в Карелии, исходил пешком в болотных резиновых сапогах сотни километров, посетил сотни храмов и монастырей, ушел в архаику, стараясь ее организовать своим инженерным умом. Авангард и архаика, очевидно, этот по тем временам непривычный сплав и заинтересовал Юрия Трифонова, с чьей помощью Александр Проханов опубликовал свои первые произведения. Затем Юрий Трифонов написал восторженное предисловие к первой книге молодого автора «Иду в путь мой», вывел его в литературный мир.

Набираясь сил от былого крестьянского, лесного лада, держа в запасниках души жар натопленной избы, родниковость старинных песен — «В островах охотник...», «Над двором моим, сараем», «Всей бессонницей я тебя люблю...» — он понимал, как рвутся связи у каждого из нас со старой, оседлой Россией. Он видел, как русские мужики оказываются разбросанными по всей земле, как растет кочевое сознание, люмпен-идеология. Герои его прозы часто гибли из-за подобной несовместимости. Они старались в механизированной бездушной системе реализоваться как личности, как люди с государственным мышлением, но внутри них еще жили тайны прошлого, почти мистическое уважение земли. Внутри самоуправляемых электронных систем, сконструированных разумом, мерцала лампада древних чувств.

Он романтизировал свое государство, находя в нем место всем народам, всем религиям, всем обычаям. Он уже тогда был законченным государственником, что применительно к России и русскому народу обязательно обозначает и имперское сознание. Да, Проханову изначально присуще имперское русское сознание, и значит — подчинение наднациональным ценностям, и значит — отсутствие национального эгоизма в любой форме. Народы региональные, не имперские, обычно более заражены шовинизмом, ярко выраженным национальным эгоизмом. Имперское сознание — означает отсутствие любых расовых комплексов. Думаю, что только в случае ликвидации у русских имперского мышления (если такое случится) мы выработаем наконец-то русский национальный эгоизм, ставя интересы своего этноса выше всего остального. И нынешний кризис в русском сознании, неумение защитить себя внутри бывшего Советского Союза, бывшей Российской Империи связаны с все еще надэтническим, государственно-имперским мышлением русского. Я уверен, или же мы вновь сыграем роль объединителя народов, укрепившись на евразийских пространствах, или же, осознав себя народом региональным, выстроим более узкое, но и более национально-эгоистическое, может и шовинистическое, православное государство. В любом варианте с неизбежностью мы останемся великим государством.

В этом раскладе Александр Проханов — всецело сторонник евразийской, имперской модели развития. Он — не региональщик по складу мышления, по воспитанию, по генетике, по образу жизни.

Как журналист он прославился еще на Даманском. Его первые очерки о событиях на Даманском читала вся страна в «Литературной газете». С той поры десятка два лет именно от «Литературной газеты» он объездил практически все горячие точки планеты. Увешанный гранатами и автоматом, он переправлялся по рекам Латинской Америки.

Перекрашенного в негра, чтобы не засекли вертолетчики, его брали с собой в партизанские рейды в Анголе. Белые заложники ценились обеими сторонами, и поэтому привычна была маскировка. Один из таких мнимых черных, убитый немец-наемник встретился ему во время рейда. На память о нем — кинжал с немецкой готикой на лезвии. Кампучия и Эфиопия и, наконец, Афганистан. Не Проханов вводил туда наши войска, а Яковлевы и Шеварднадзе, Горбачевы и громыки. Даже Ельцин, как секретарь обкома партии и член ЦК КПСС, несет куда большую ответственность за все бреж-невские акции. А журналист, литератор — обязан наблюдать, анализировать. Проханов по каким-то неведомым мистическим законам — репетировал заранее возможную трагическую ситуацию в своей стране. Он хотел предотвратить ее, где угодно, лишь бы не докатилась до родных русских полей. Докатилась.

Оказалось, что беловежский заговор предателей наших народов не одобряется не только в России, но и в большинстве нынешних суверенных государств. Оказалось, что имперское понимание мы найдем и у белоруса, казаха, грузина, латыша... Оказалось, что борьба за империю еще продолжается. Все больше приходит на ум Франц-Йозеф Штраус, национальный герой всей Германии. Между его родной Баварией и Саксонией, между швабами и берлинцами — разница не меньшая, чем между, скажем, украинцами и русскими. Что мешало Штраусу увлечься сепаратизмом и отделить Баварию, живущую и сегодня лучше, чем вся Германия? И пошел бы за ним народ. К счастью, немецкий народ — от баварцев до саксонцев — не потерял немецкое имперское мышление, и Германия пошла по пути объединения, и Штраус вошел в историю всей Германии.

Проханов видит в евразийской идее, рожденной блестящими русскими философами в эмиграции в двадцатые годы, далее продолженной в трудах Льва Гумилева — возможность дальнейшего мирного и плодотворного объединения народов Азии и Европы на нашем огромном лесостепном равнинном пространстве. Отсюда его слова-лозунги: «евразийское сопротивление», «предал Россию — предал Евразию!».

Да, он не философ и не теоретик, теоретизировать он предоставляет Шамилю Султанову, Александру Дугину и другим — молодой плеяде евразийцев, собравшихся вокруг газеты «День».

Евразийское сопротивление, инициатором которого в России стал Александр Проханов, — это реальная попытка сохранить Россию как имперский организм. Думаю, если попытка сорвется, на беду многих народов, то в дальнейшем Россия будет развиваться как региональное, национально-эгоистическое государство. Процентный состав русских в самой России вполне соответствует всем канонам унитарного государства. Высылаемые из всех новообразований русские беженцы лишь усиливают унитарную жесткость законов. Эстонцы и латыши окажутся нашими учителями по вопросам ущемления гражданских прав инородцев.

Александр Проханов — явный противник такой неимперской унитарной России. Его национализм — это национализм имперского человека, думающего обо всех народах, заселяющих наше геополитическое пространство. Это национализм без расового признака, без запаха крови. Впрочем, послушаем его самого: «Распад СССР — это и скорбное рас-ступание земель, и бешенство пучин, это наползающие враждебные континенты, сламывающие хребет Евразии. Будто тектонические могильные створки хотят сомкнуться над шестой частью суши. Мы переживаем геополитическую трагедию. Мы опрокинутая, побеждаемая, плененная цивилизация, попавшая в петли, раскинутые цивилизацией чужой, совращенная манками, уготовленными над волчьей ямой.

Но ветры крушения, накликанные победителями, против их воли отдули края той эгиды, что скрывала их трансцендентную чуждость, делала их «своими» в глазах большинства, раз ходят по той же земле и говорят на том же языке. В народном сознании перебрасываются мостки между односторонним разоружением, раздачей территорий и государственным развалом, голодом, холодом и тотальным ограблением, именуемым приватизацией... Слепые — не поднимемся поверженные. Зрячие — мы уже в объеме Божьего замысла, если — беда прибавит ума! — сумеем увидеть себя со стороны, нащупать вехи нового самоопределения, сулящие исход из морока.

А они есть, и они были всегда. Ныне и Россия — не Россия, и столица — не Москва, но за летящими обломками, столбами пыли, стенами дыма и плача высветляется идея Евразии, отрицающая Америку, размыкающая — хотя бы в чаянии — змеиные кольца, что захлестнули росскийского Лаокоона и его сыновей».

Для меня несомненно, что Александр Проханов всегда был и остается метафизиком. Во всех своих и прозаических, и публицистических работах он учитывает скрытую энергию, всегда тянется к народным формам, мистикам, богоискателям. При этом — знаток Православия, да и сам себя считает православным. Дома и на работе — висят иконы, висели и раньше, во все времена. Впрочем, как читатель заметил, боязливым Проханов никогда не был и зависеть ни от кого не любил. Он обошел все искушения властью. Может, еще и поэтому в партию не вступал, чтобы меньше искушений было. Писал всегда много, быстро и жадно. Любил и любит писать. Талант у него — изобразительный. В литературе, да и в жизни — он не дальтоник, любит все краски мира. Зарабатывая на хлеб — пером и при этом нигде не работая, Проханов с давних пор был приучен писать быстро. Его первый рассказ был опубликован в журнале для слепых. Интересно, как воспринимали слепые живописный слог автора, его любования цветом? Затем пришла пора тонких журналов — «Кругозор», «Смена», «Сельская молодежь», где он быстро стал ведущим очеркистом, и редколлегия заслушивалась от Игоря Золотусского до Олега Попцова, когда, вернувшись из сельских командировок, Александр Проханов свои необычайные сюрреалистические видения от дойки коров или от сенокоса, от производства тракторов или от случки скота завораживающе рассказывал циничным, столичным прагматикам, по воле судьбы и случая собравшимся в таком далеком для них журнале — «Сельская молодежь». Его эссеистика, лирические монологи, сочные живописные зарисовки были нарасхват. Ему было все интересно. Ему и сегодня — интересно жить на белом свете.


Статьи



23.09.2006

По"Завтра"кал ли Путин?


подробнее ...


10.08.2004

Кто меч скуёт? Не знавший страха


подробнее ...


10.06.2004

Бомбардировщик "левой оппозиции" подбит


подробнее ...


20.05.2004

Хороший либерализм — мертвый либерализм

Открытое письмо М.Б.Ходорковскому
подробнее ...


04.03.2004

НИКОЛАЙ ХАРИТОНОВ И МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ


подробнее ...


05.02.2004

Над Зюгановым - безоблачное небо


подробнее ...


03.10.2003

Неопалимая купина 93-го года


подробнее ...


19.09.2003

Испачкаться не кровью, а нефтью


подробнее ...


05.09.2003

Блок гельмафродитов


подробнее ...


15.08.2003

На суровых перекатах времени...

Ода художнику Животову.
подробнее ...

Книги



11.07.2003

А.А. Проханов. Чеченский блюз


подробнее ...


11.07.2003

А.А. Проханов. Чеченский блюз


подробнее ...


16.10.2002

А.А.Проханов. Господин Гексоген


подробнее ...

Интервью



04.03.2004

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ: "РУССКИЕ МОГУТ В ПЕРИОД ИСПЫТАНИЙ С ДЕРЕВЯННЫМИ ПУШКАМИ ИДТИ НА ПУЛЕМЕТЫ И АВТОМАТЫ, КЛАДЯ ЦЕЛЫЕ ДИВИЗИИ"


подробнее ...


20.08.2003

Жестокая реальность ГКЧП

Александр ПРОХАНОВ в беседе с Владимиром БОНДАРЕНКО.
подробнее ...


26.06.2003

Россия - всегда империя

Беседуют Александр ПРОХАНОВ и Наталья НАРОЧНИЦКАЯ, автор фундаментальной книги “Россия и русские в мировой истории”.
подробнее ...


13.06.2003

Иран готов к отпору

Беседуют Александр ПРОХАНОВ и посол Ирана в России Голамреза ШАФЕИ. После "купленной победы" в Ираке заметно усилился американский "накат" против Исламской Республики Иран. Так, в добавление к старой заезженной пластинке относительно иранской ядерной программы и связей Тегерана с руководством пресловутой "Аль-Каиды" отыскался новый мотив: Иран стали обвинять в попытках "вмешательства во внутренние дела в Ираке". А на днях главный официоз американской администрации "Вашингтон пост" сообщил о том, что ряд влиятельных фигур в Пентагоне призывают правительство пойти на "открытые и тайные меры, призванные спровоцировать государственный переворот в Иране посредством массового народного восстания". Иными словами, создается впечатление, что над нашим соседом, нашим важным экономическим партнером и просто дружественной нам страной, явно сгущаются тучи. Что думают по этому поводу в Тегеране? Для того чтобы ответить на этот и аналогичные вопросы, волнующие, несомненно, сегодня очень многих русских людей, главный редактор "Завтра" Александр Проханов встретился с Чрезвычайным и Полномочным послом Исламской Республики Иран г-ном Голамреза Шафеи.
подробнее ...


04.06.2003

Предвыборный адреналин и политическая охота


подробнее ...


15.02.2003

Талант русской мечты. Писатель Александр Проханов в беседе с Виктором Кожемяко.

Ко мне как ведущему рубрик "Размышления на исходе века" и "Диалоги на пороге века" приходит много читательских писем. В них одобрение высказанных мыслей или несогласие, поддержка или возражение. А часто также бывают предложения и пожелания, кого пригласить для беседы в следующий раз. Вот я и подумал: может быть, в наступившем новом году эту рубрику следует видоизменить, руководствуясь при выборе собеседников прежде всего пожеланиями из писем. Пусть будет звучать она так: "ДИАЛОГ ПО ПРОСЬБАМ ЧИТАТЕЛЕЙ".
подробнее ...


03.02.2003

"Завтра" подкармливается пиаром.


подробнее ...

Пресса о Проханове



11.04.2007

Волнение и трепет либералов и патриотов после "мюнхенского путча" Путина


подробнее ...


15.10.2006

Имперская загогулина Александра Проханова


подробнее ...


16.07.2003

Мистический опыт Александра Проханова

"Русское православие теряет пассионарность, но это обратимый процесс", - считает известный писатель.
подробнее ...


12.02.2003

Проханов не любит сидеть в президиумах.

Съезд партии "Союз" завершился немой сценой.
подробнее ...


03.02.2003

Гексоген против иллюзий.


подробнее ...




Голосование

Партийные новости

 
19.09.2017
 
Форум "Октябрь.Революция.Будущее" (анонс)
 
18.09.2017
 
Левый Фронт призвал мэрию Собянина не чинить препятствий "Антикапитализму-2017"
 
13.09.2017
 
Повторить прошлогодний кировский опыт с созданием системы Советов народных депутатов!
 
02.09.2017
 
Открытая встреча граждан с координатором Левого Фронта Сергеем Удальцовым (анонс)
 
24.08.2017
 
Роман-эшелон "Времявспять" Д.Чёрного. Презентация и автограф-сессия на Фестивале прессы (анонс)
 
18.08.2017
 
О событиях в Шарлоттсвилле. Заявление российских и украинских левых
 
16.08.2017
 
Об актуальности и историческом значении победоносной большевистской тактики борьбы за власть
 
11.08.2017
 
В Лос-Анджелесе член ЦК ОКП Д.Гуляницкая встретилась с коммунистами из американской партии "Рабочий мир" (World Workers Party)
 
07.08.2017
 
Сергей Удальцов: Итоги "болотного дела" и перспективы российской оппозиции
 
04.08.2017
 
Левые и научно-технический прогресс
 
29.07.2017
 
Освобождённому весной политзаключённому Леониду Развозжаеву отказали в операции в Ангарске
 
13.07.2017
 
В Шымкенте начался процесс над руководителем закрытой Конфедерации Независимых Профсоюзов
 
10.07.2017
 
Гамбург, "двадцатка". По ту сторону разбитых витрин
 
05.07.2017
 
Беспрецедентный вандализм "Дон-строя" в ЦАО Москвы
 
02.07.2017
 
Солидарность с Кубой
 
23.06.2017
 
"Главный коммунист" Зюганов просит обеспечить ему пространство на "выборах"
 
21.06.2017
 
С Днём Неотроцкиста, дорогие товарищи!
 
20.06.2017
 
Реновация по-советски
 
10.06.2017
 
Программные тезисы Межрегиональной общественной организации "МОК"
 
08.06.2017
 
«Об общепартийной дискуссии по внесению дополнений и изменений в Программу ОКП»