Болгарская ССР просит вернуть Украину в союз
 В метро появится свой "судья Дредд"
Поиск по сайту:
 



Как вырастить детей?

«Рождаются организмы, а людей делает воспитание».

Т.Д. Лысенко

Т.Д. Лысенко и враги человечества

Материал длинный и сложный, посему планирую дать его четырьмя частями.

Пожалуй, я был первый, кто ещё в прошлом веке безапелляционно и без колебаний заявил о величии Лысенко и о паразитизме генетиков. И в 90-х ко мне в редакцию приходили со своими материалами и сыновья Лысенко, и великий биолог, ученица Лысенко, Марина Алексеева (за открытия которой Нобелевскую премию получили совсем другие люди), а моя книга, собравшая мои статьи, написанные в прошлом веке, «Продажная девка генетика», вышла в 2006 году.

Потом к этому моему мнению начали присоединяться всё больше и больше исследователей. Да, я начал, но сейчас, невзирая на всё то дерьмо, которое льётся на Лысенко из официальных источников «науки», от всяких «интернет-знатоков», включая Википедию, нет проблем найти в интернете объективный материал о Лысенко, включая книги о нём других авторов.

Нельзя сказать, что я сразу был таким умным, - моё мнение о Лысенко менялось. Сначала я считал его не столько учёным, сколько руководителем науки, который пытался заставить учёных приносить стране хоть какую-то пользу, и моё мнение мнение о нём, как о величайшем учёном в мировой истории, сложилось значительно позже. Я имею в виду мнение, которое вы можете прочесть в статьях «Научная гордость русского народа» http://www.ymuhin.ru/node/1432/nauchnaya-gordost-russkogo-naroda или «Критики Лысенко и генетика» http://www.ymuhin.ru/node/600/kritiki-lysenko-i-genetika. И, казалось бы, я уже всё понял и уже написал о Лысенко достаточно.

Но тут чуть ли ни случайно прочёл повесть о Лысенко «У истоков новой биологии», написанную ещё в 40-е годы практически неизвестным мне писателем, журналистом и инженером (настоящим инженером, стоявшим ещё в 30-х у истоков создания советского телевидения) Ю.А. Долгушиным. И понял, что и знаю я о Лысенко не всё, и написал не всё.

Брат Ю. Долгушина был биологом и сотрудником Лысенко, посему много рассказывал о сути работ Лысенко автору помянутой повести, мало этого, сам Трофим Денисович, в молодые годы, приезжая в Москву, останавливался у Юрия Долгушина, то есть даже лично автор повести хорошо знал Лысенко. С другой стороны, толи потому, что Долгушин был реальный инженер и не способен был молотить слова, не понимая, о чём эти слова, или в силу того, что в те годы требовалось, чтобы журналист безусловно понимал, чем именно занимаются его герои, но Долгушин предельно понятно пояснил суть исследований и открытий Лысенко, и меня особенно восхитило в его повести то, как Лысенко открывал закон стадийности развития организма. Короче, рекомендую http://sceptic-ratio.narod.ru/rep/dolgushin.htm

В своё время я сравнил Лысенко с Архимедом, но теперь и этого мало, сравнение нужно начинать с Коперника. Поскольку одной из причин ненависти к Лысенко всех этих поносящих его учёных импотентов, является дерзость Лысенко в решении проблем, к которым эти «учёные» даже боялись приблизиться.

Ведь в шестнадцатом веке, когда священник и учёный Николай Коперник задумался о строении мира, насчёт строения мира ни у кого не было сомнений, - ни у учёных, ни у простых людей. Всем было предельно понятно, что Земля – это центр мира, и всё вращается вокруг неё. Думать, что это не так – это даже не ересь, - это глупость, поскольку очевидность того, что Земля центр мира, просто каждый день кричала о себе с восходом Солнца.

Так вот, и до Лысенко было предельно понятно, что рост живых существ и их развитие (для растений – вегетация) – это одно и то же. Все - и биологи, и агрономы и простые крестьяне это знали, поскольку каждый день видели – вот растение растёт и с при росте одновременно развивается. Что тут непонятного?

А Лысенко было всего 28 лет, он был всего лишь начинающий селекционер, у него в приходе был всего один выведенный сорт ранних помидор, а он задумался над тем, что все корифеи биологии считают безусловным – задумался над вопросом: развитие и рост – это одно и тоже? Тут, казалось бы, и вопроса-то нет, настолько всё очевидно, а он задумался…

Он не считал себя единственно умным и, как сообщает Долгушин, Лысенко расспрашивал всех – «случайных посетителей, практических работников земли, — всех, кто попадал в поле его зрения. Он задавал вопрос:

— Что такое вегетационный период?

— Какая разница между развитием и ростом?

— Как определить, что такое сорт, порода?..

Люди думали, высказывали свои соображения, спорили, как правильнее ответить, какие подобрать слова. Лысенко обычно знал содержание ответа, но, даже когда ему предлагали этот ответ, он долго выискивал возражения, оспаривал». Лысенко докапывался до основ, как и полагается настоящему исследователю.

Мне очень хотелось пересказать вам то, что я узнал у Долгушина, и я даже потратил несколько часов на написание этого, но потом пересилил себя и всё стёр. Сами прочтёте!

Я же хочу вычленить и выделить другое: закон стадийности развития, открытый Лысенко, - это величайшее, трудно даже сравнимое хоть с чем-то открытие, и оно настолько важно для всего человечества, что любого, пытающегося по своей тупости плюнуть в Лысенко, можно без колебаний объявлять даже не врагом народа, а врагом всех людей – подлым или просто тупым – не имеет значения. Враг! Это враг человечества! В том числе он враг и сам себе.

Повесть Долгушина заставила меня по-новому взглянуть на утверждение Лысенко, вынесенное в эпиграф: «Рождаются организмы, а людей делает воспитание», хотя в самой повести об этом ничего нет. Но поняв детали того, как к своему открытию шёл Лысенко, становится понятно, что его открытие закона стадийности развития совершенно недооценено, поскольку этот закон применяют сугубо селекционеры, агрономы и зоотехники, да и то – далеко не все и далеко не всегда применяют осмысленно, а надо применять родителям и педагогам. Всем!

Немного о сути, поскольку вряд ли многие понимают, о чём идёт речь.

У живого организма есть два свойства: расти и развиваться. Лысенко дал им определение: расти – увеличивать число однотипных клеток тела, развиваться – создавать клетки нового типа. Если говорить в общем, философски, то расти – это умножать имеющиеся свойства, а развиваться, это приобретать новые свойства.

Скажем, пшеница, из проращенного зерна начинает отращивать листья – это рост. Затем она выбрасывает стебель (трубку) – это новое свойство, это развитие!

Позволю себе немного остановиться на том, как Лысенко к этому пришёл (детали самого эксперимента – в повести).

Пользуясь тем, что в Азербайджане, в котором он тогда работал, относительно тёплые зимы, Лысенко начал высевать различными злаками и растениями участки опытных полей через 10 дней – чтобы развитие и рост растений пришёлся на самые разные температурные режимы. Всего было засеяно 36 опытных полей, над которыми Лысенко каждый день работал более полутора лет.

Вот присевший на корточки Лысенко «привычным движением легко выдергивает кустик растения из земли, быстро срывает с него лишние побеги, листья, потом, уже осторожно, длинным ногтем мизинца, специально для этих операций выращенным, одну за другой отделяет нежные пленки, скрывающие точку роста в главном стебле.

Вот она. Маленький, едва видимый глазом, белый, почти прозрачный, остроконечный бугорок правильной конической формы. Тут, в этом нежном, чувствительном центре растительного организма, совершаются все таинства развития растения. Тут бурно и непрерывно делятся, размножаются клетки его ткани, то одинаковые, подобные себе, то вдруг иные, измененные, образующие новую ткань, новые органы.

Когда злак кустится, от этого маленького конуса то и дело отслаиваются одна за другой прозрачные пленки, вырастающие затем в длинные, узкие листья. В это время нежная, зернистая и влажная поверхность конуса — гладкая, ровная.

Но вот, по велению каких-то еще не раскрытых сил, управляющих развитием, — будто по приказу невидимого командира этой зеленой дивизии, расположенной на делянке, начинается новое. «Точка роста», этот нежный, прозрачный конус, больше не будет отслаивать листьев. Проходит день, и на его ровной поверхности вдруг начинают обозначаться какие-то кривые поперечные бороздки. Получается нечто вроде детской игрушки пирамидки, только не из деревянных кружков, а из мягких, смятых лепешек. Это намечаются новые органы, очертания будущего колоса. Это уже его зачаток. Теперь он будет быстро расти, подниматься вверх на зеленой соломине — трубке. Так начинается новая фаза: «выход в трубку», рост колосоносного стебля.

Лысенко истребляет сотни растений, в каждом обнажает и осматривает точку роста главного стебля. Когда он уходит на другую делянку, там, где он сидел, остаются порванные кустики, листья и корни, пересыпанные землей».

И вот так Лысенко переходил с делянки на делянку, стал худым от непрекращающейся нагрузки и чёрным от постоянного нахождения на солнце (по некоторым данным всего в этом эксперименте Лысенко присел на корточки и осмотрел развитие растений 80 тысяч раз), но Лысенко, всё же, нашёл, как температура среды влияет на начало нового развития. Но дело в данном случае не в температуре, а в том, что стало понятно - не окончив одну стадию развития, нельзя приступать к другой, а температура – это всего лишь сигнал, который растение использует для начала новой стадии.

О счастливом детстве

И вот понимая, что рост - это одно, а развитие – другое, можно изменением условий жизни растения или ускорить развитие растения, или затормозить его. Скажем, если озимой ржи не дать пережить холод и посеять рожь весной, то есть, если ей не дать испытать трудности и поместить в комфортные условия, то рожь будет выбрасывать и выбрасывать всё новые и новые листья, но не будет давать стебли и колоса – не будет развиваться. Образно говоря, она будет «довольна» своим «детством» и не будет видеть необходимость его заканчивать. Но если ржи дать пережить зиму, вернее – холод, то даже помещённое потом в тяжёлые условия, скажем, засухи, растение полностью разовьётся и даст зерно. Всё так же, образно говоря, растение будет бояться, что не сможет дать потомство, посему будет спешить со своим развитием. Я не знаю, сформулировал ли этот итог сам Лысенко, посему сформулирую это сам:

Без проблем для организма в «детстве», у организма нет нужды развиваться дальше – организму как бы и так хорошо! И оно будет расти и расти в том состоянии, в котором на него обрушился комфорт. Организм не спешит развиваться в полноценный, половозрелый.

В приведенных выше ссылках на мои статьи, я дал много примеров, того, как закон стадийности развития используется на практике, поэтому повторю только один, но повторю с подробностями.

Выдающийся советский крестьянин, председатель колхоза Яков Геринг, в засушливо казахстанской степи добыл воду и занялся поливным земледелием. Это было время, когда уроды, называющие себя генетиками, уже заплевали Лысенко, и о законе стадийности развития растений порою не знали даже выдающиеся агрономы Советского Союза, в том числе и Геринг. Итак, речь идёт уже о 70-х годах.

«Помню, никак не приживалась кукуруза на поливе, а мы стали высевать ее уже на сотнях гектаров. Урожай давала— 150—170 центнеров с гектара, хотя по всем прогнозам, урожай должен быть вдвое больше. В чем дело? Советовались с учеными. Главный агроном Василий Иванович Киселев просмотрел много литературы по выращиванию кукурузы на поливных землях, а ответа не нашел.

Тогда решили поехать в Талды-Курганскую область в колхоз «40 лет Октября», который славился высокими урожаями кукурузы на поливе. Председатель колхоза Герой Социалистического Труда Николай Никитович Головацкий охотно рассказывал нам об агротехнике возделывания кукурузы на поливных землях. И наши сомнения разрешились. ...Мы шли по кромке кукурузной плантации. Немилосердно жгло июньское солнце. Растеньица кукурузы, набравшие уже по четыре листочка, чуть пожухли — их зелень была тускловата.

- Почему же вы не поливаете?! — даже несколько испуганно спросил наш главный агроном своего коллегу, сопровождавшего нас.

- Ждем пятый листок,— невозмутимо ответил тот.

- Но почему?

- Закаляем, чтобы не была неженкой. Выстоит сама до пятого листочка, укрепится, вот тогда мы и дадим ей живой водички, и пойдет кукуруза в рост по-настоящему. Будет прибавлять по три — четыре сантиметра в сутки!

- А мы поливаем, как только всходы появятся,— сказал Киселев.

- И тем самым снижаете урожайность. Попав с «младенческого» возраста в «тепличную» обстановку, кукуруза теряет значительную часть энергии роста. Чем это объяснить, мы точно пока не знаем. Но, возможно, разгадка в так называемой теории раздражимости Ч. Дарвина. Всякое действие вызывает противодействие. Например, боронуя по весне озимые, мы как бы заставляем растения защищаться, и это придает им новые жизненные силы, способствует их лучшему развитию. Так и здесь: только раздражитель, мобилизующий силы растения, — зной, жажда. Во всяком случае, — заключил агроном, — многолетняя практика показывает, что поливать кукурузу надо после появления пятого листка.

Испытующе посмотрел на Василия Ивановича, на меня и добавил:

— Только учтите, товарищи, увидев жухнущие растеньица, не пугайтесь. Ведь стереотип уже сложился в сознании на многие годы: вянет — поливай. Так что вы не поддавайтесь ложной жалости.

Мы приняли совет на вооружение. В том же году самый высокий урожай кукурузы на поливе — 526 центнеров с гектара — был получен в звене, в котором первый полив кукурузы провели строго по выходе пятого листочка, несмотря на палящий зной, казалось бы, грозивший молодым росткам гибелью».

Поняли? Агрономы использовали открытие Лысенко, но не понимали этого! Они не садились на корточки, не вырывали ростки и не смотрели, меняется или нет форма точки роста кукурузы – закончена или нет стадия «детства», - они считали, что «закаляют кукурузу». А ведь согласно теории стадийности развития, грубо говоря, нельзя «детей ставить в комфортные условия»! Надо дать им закончить детство, иначе оно для них никогда не закончится!

Вот ещё уместный пример.

При выращивании скота часть поголовья используется для получения молока и потомства, а часть поголовья (бракованная или лишняя) сразу же выращивается на мясо. Но стоимость получаемого мяса зависит от того, сколько кормов пошло на его получение. Однако, если вы выращиваете скот для получения потомства, то вы обязаны дать животному и корма для развития животного в половозрелую особь. В результате мясо такого животного будет дороже.

А если вы откармливаете бракованный молодняк, который сразу же откармливают на мясо, то надо затормозить его половое созревание, затормозить ему взросление, – не дать ему потратить корма на то, чтобы он стал полноценной коровой или быком! Вот тогда он будет быстро расти, станет большим и жирным с дешёвым мясом и его забьют, так сказать, инфантилом - существом, так и не ставшим взрослым. И, как видите, добиваются этого усиленным кормлением молодняка – от комфорта такого кормления (комфорта) животные не спешат стать взрослыми.

Вы поняли, на что я намекаю?

Правильно! А как же люди? Как их дети? И только ли дело в еде и комфорте? Об этом будет в продолжении, а этот раздел давайте подытожим.

***

Согласно закону стадийности развития, открытого Лысенко и используемого либо проявляющего себя в делах селекции или агрономии и животноводства, НЕЛЬЗЯ переходить к следующей стадии развития живого, не закончив предыдущую стадию – иначе вы затормозите развитие. Но в стадии «детства» надо как бы напугать организм тем, что он может и не успеть дать потомство, поэтому ему надо ускоренно развиваться.

Или формулируя вывод философски: необходимо окончить детство в биологическом смысле, прежде чем обращаться с живым организмом, как с взрослым.

(продолжение следует)

Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss